Разные психологи

Терапевтическое пространство больше нас. Оно нас вмещает — клиентов, терапевтов. Определяет место, наделяет связями. Эти связи могут быть как осознаваемыми и инициируемыми нами, так и невидимыми. Но каждый из нас всё равно лишь часть. Элемент, решающий отдельный кусочек задачи в большом терапевтическом процессе.
У меня часто бывают клиенты, в прошлом работавшие с одним из известных в русскоязычном сегменте психологом, который проводит разовые терапевтические мероприятия. «Взорвав» рядом с ним глубинные, но застоявшиеся слои своих внутренних миров, эти люди приходят ко мне в длительную терапию. Чтобы постепенно и спокойно разложить по полочкам, то, что «рвануло» на интенсиве. Вряд ли тот терапевт знает об этом — но мы, получается, вроде бы как ко-терапевты.) Бывают — их тоже много — клиенты, кто приходит закрывать темы, начатые у других специалистов, не только психологов: расстановщиков, гомеопатов, астрологов, духовников, инструкторов по йоге. Один открывает — другой закрывает… Всё многообразие помогающих практик на службе жизни. Разные лица, один процесс.
Нет смысла конкурировать, когда понимаешь своё место в общем оркестре.

“Как закрыть тему родителей?”

Случившееся с нами прошлое — это навсегда. Детство, которое было, родители, всё — не заменяется и не сдаётся в утиль в процессе психотерапии. Нельзя «закрыть» тему детства или отношений с родителями. Её, наоборот, нужно «открыть». Открыть, протоптать чтоб из рваного пунктира путанных тропок превратилась в широкую трассу.

Мы ведь все родом из СВОЕГО детства. Корни там, сила там, ответы на кучу вопросов — там. Даже если были сложности, драмы и испытания — сегодняшние наши задачи, те, что выглядят нерешаемыми, решаются лишь о прошлое.

Хоть миллион часов личной психотерапии имейте. У меня сегодня спросили сколько их было — а я утратила им счёт, более чем за 25-ть лет психо-практики. Но если в настоящем у меня что-то не решается, если усилия не ведут к результату — я иду в прошлое, и чаще всего именно в детские годы. Иду за ответами в свои отношения с родителями. Потому что это они моя главная первая карта мира.

Все сегодняшние погрешности из-за того, что я тогда ошибалась формируя свои представления о жизни. И порою уже непринципиально чья там была ответственность. Успех моих сегодняшних задач — он мой.

И я снова туда иду, в подвалы памяти, к своим сундукам с наследством. Иду с надеждой развязать очередной узелок, освободить себя еще от одной иллюзии.

За годы практики там уже местами давно не тропы, а маршруты с указателями.))

Поэтому — внесите поправку, если заблуждались на этот счёт — не закрывается тема про маму и папу. Но с каждым разом ходить становится легче. Безопаснее, увереннее, быстрее.

Психотерапия не избавляет от прошлого. Она с ним примиряет. И это круто, на самом деле.

Основа терапии – живая и мёртвая вода

Из детских сказок известно, что для спасения добрых молодцев, истерзанных злыми драконами, целители использовали живую и мёртвую воды.
Мёртвая вода собирает отдельные части в структуру, живая — вдыхает жизнь. Разные флаконы, но важны оба.
В психотерапии всё так же.
Понимание психотерапевтических процессов, умение видеть (что из чего состоит, чего не достаёт, что лишнее) — овладение «мёртвой водой».

Учиться, изучать, копить-вмещать понимание, приводить в порядок свою рабочую структуру — всё это очень полезная «мёртвая». Без неё никак. Не собрать тонкой плоти молодцев, разве что спонтанно сложится, случайно повезёт.

Любовь к своему делу, живой интерес, личная витальность (и то, что за этим всем) — «живая».

Новые понимания расширяют внутренние сосуды, добавляет объёма. Больше объём — больше жизни, больше проводимость.

Чтобы суметь помочь другому — нужно понять принципы структуры, свойства частей. И собрать знания об этом необходимо прежде, чем лить живое. Иначе, как в решето дырявое вливать. Только живость растратится.

Должна ли терапия приносить облегчение?

Должна ли терапия приносить облегчение?
Разная она бывает. Бывает как лейкопластырь, а бывает как вскрытие или сращивание переломов.

Разнятся и специалисты. Те, что освоили первую помощь, скажут вам, что обязательно должно стать легко. И с сессии вы должны всегда уйти повеселевшим и с меньшим количеством боли.

А те, что освоили работу с большими объёмами, знают что исцеление бывает медленным. В связи с личными особенностями клиента и общими законами природы психического.

Но как же тогда ориентироваться, помогает ли терапия?
Как быть с простыми случаями — ясно. Да, будет легче. Иногда практически сразу, как только выговоришься.

А как быть, если «болит» не что-то конкретное, случившееся, а вся жизнь?

Должно яснеть. Не на уровне ума рассеиваться — не про «теперь мне всё понятно» речь. А на уровне чувственного согласия «так — верно». Если есть чувство верности, хоть ум еще и не догоняет — значит путь выбран правильно. (А ум и не должен всё догонять. Если вы привыкли на ум ориентироваться в первую очередь, значит уже заблудились.)

В отдельных случаях изнутри может звучать что-то типа «иначе я просто не могу». Ведь по сути терапия это правка, исправление неверно взятой цели (темпа, ритма, узора). Сведение к гармонии внутреннего и внешнего. И результатом должно стать нахождение верных движений.

Если отклонился немного — получил лишь царапину — держи «лейкопластырь» и будь внимательнее.

А вот если забрёл в непроходимые дебри и переломал все ноги и крылья — за час не полегчает. Мало того, что потребуется склеивать расколотое, еще и нить путеводную утраченную искать придётся.

Легко ли и быстро ли это — осознать, что живёшь с чувством «пойти не знаю куда, найти не знаю что, но знаю, что нуждаюсь в этом больше всего на свете»? А ведь сначала придётся увидеть как сильно нуждаешься и как глубоко заблудился…

Легко не будет, будет в е р н о.

О психической боли /Заметки психотерапевта/

Болит не то, что мы пережили, а то, что мы никак не можем пережить.

Что-то, что уже произошло.

Событие уже случилось. И мы уже имеем свои мысли, чувства и ощущения в связи с ним.

Но отказываясь согласиться с действительно ощущаемыми сигналами, мы не принимаем их. Удерживаем за дверью.

Остающийся без связи с сознанием кусок реального живого опыта соединяется с нами сигналом, который мы идентифицируем как «боль».

Боль — как крик ребёнка, оставленного за дверью.

Можно применить анестезию. Вещества или действия, временно отвлекающие нас от этого крика.
Долго, постоянно, пожизненно убегая от восприятия сигнала.

А можно воссоединить остров, посылающий сигналы SOS, с основным материком.

И тогда боль сменится согласием: это было. Это мой опыт. Весь, какой есть. И там, где была боль, теперь тоже Я.

Живой и чувствующей меня стало в этом мире больше.

автор картинки Нино Чакветадзе

 

“У меня есть мнение…”

Требования к окружающим о выслушивании нашего мнения, попытка вынудить другого согласиться с нами — признаки того, что мы сами своё мнение не выдерживаем.

***
Мнение — это отношение, отношение — это чувства.
Дискуссии и обсуждения необходимы нам на этапе познания своих чувств. Тому, кто познаёт. А дальше — нужно уметь своё мнение выдерживать. Без посторонней помощи.

«Мам, позадавай мне неудобные вопросы, — просит дочь — Хочу понять свои чувства про эту ситуацию».

«Поговорите со мною на эту тему, девы, — просит подруга в дружеском чате — хочу в ней разобраться».

Так обходятся со своими чувствами люди, согласившиеся принимать себя. Они просят о помощи, осознавая свою потребность сформировать мнение.

«Ты хочешь слышать только своё мнение, тебе наплевать на моё» — обижается человек, не выдерживающий сам себя.
Он чувствует боль пренебрежения, отверженность. Потерянная самость мечется в поисках себя, в желании осознать, что она есть, она существует. Но пытаясь агрессивно урвать чужое внимание, человек получает правомерный отказ.

***
Желая чужого внимания своему мнению — просите о нём. Внимание другого взрослого человека — это не ваш ресурс. Никто не должен вам внимания вашему мнению.

 «Вежливо на входе и благодарно на выходе» — ключ к чужим ресурсам при поисках себя.

“Мы о разном”

«Мы о разном» — волшебная фраза-маркер, проявляющая основную цель коммуникации.

Там, где возникает несогласие, мы просто всегда о разном — о разных гранях одного и того же явления.

Когда мы хотим найти понимание, мы можем остановиться и занырнуть своим вниманием чуть глубже плоскости возникшего напряжения.

Нащупав общую в обеих точках зрения часть, можно обнаружить большее, лежащее за границами точки (зрения).

Расширение картины будет радостным призом для тех, кто выбирает познание, а не ощущение превосходства.

Всё решает цель — это диалог ради познания, или спор ради борьбы и военных трофеев.

Cистемная иерархия /Заметки психотерапевта/

***
Хороший ребёночек — ребёночек, который слушается старших и не проявляет своей воли. Ибо «мал еще маме указывать».
Входя в любую новую систему мы автоматически — дети. Слушайся старших, изучай обстановку и не свети своими правами из прошлых систем. Здесь этого не любят. Будешь умничать — или подзатыльником на место отправят, или навалят ответственности как самозванцу, не унесёшь.

И только когда соберёшь всё, за чем пришёл, ощутишь силу — можешь попробовать подать голос. Но будь готов к «не учи отца…(пип-пип), недоросль» — не дерзи в общем. И тогда уходи из домика и создавай свой на этой же поляне. Справишься — признают равным. Со временем, возможно, еще и авторитетом обрастёшь. Но только после того, как дорос до равнозначности.

Специалисту в любой отрасли, вознамерившемуся освоить новые пространства — если только это не им рождённые миры (а попробуй тут ещё роди новое, когда без тебя уже столько всего народили!) — стоит снимать корону на входе. Иначе можно не только без короны остаться, но и без головы.

Задавая вопрос, получишь ответ


Задавая другому вопрос, рискуешь получить ответ.
Если бы правда, которую мы хотим получить, была лёгкой, мы бы не спрашивали. Мы бы просто открывались ей, и она была бы для нас очевидной. Но если правда трудна, мы поначалу выбираем её не знать. А потом находим того, кто согласен нести ответ.
Открывая правду с помощью другого, мы хотим коллективной ответственности за прохождение зоны дискомфорта. «Ты большой, я маленький. Если мне станет нехорошо от нового знания, я буду иметь в твоём лице на кого мне злиться.»
/В благодарность к впередиидущим, берущим на себя смелость отвечать/

(фото Edouard Boubat)

“Боюсь потерять лицо”

Реально измениться и «не потерять лица» не получится. Старое «лицо» сползает вместе с привычными напряжениями. Отпуская напряжение, теряешь привычный образ.
Трансформация возможна когда есть внутренняя готовность утраты.