На стыке психотерапевтического и религиозного контекстов

/Заметки психотерапевта/

Обсуждали с другом один неблаговидный поступок общего знакомого. Деятельность знакомого связана с животными, зверюшки за себя заступиться не могут, справедливость ещё долго не случится. Поступки эти, как принято говорить — останутся на совести данного человека. Обсуждали свои чувства в связи с произошедшим: сожаление, печаль… желание справедливости. А дальше наши с другом пути к душевному равновесию слегка разошлись, встретившись лишь к завершению размышлений.

Друг склонен скорее к религиозному мировоззрению, я же больше к естественно-научному. И если для человека религиозного расплата придёт от Высшей фигуры, то для естественно-научной картины такая фигура — сам принцип организации психического.

Так что наш компромисс мировоззренческий нашелся в известной идее о том, что психотерапия — это религия (или духовная практика, духовный путь) для атеистов. В религиозном мышлении человека наказывает/восстанавливает Бог, Высшие силы, в научной картине — причинно-следственные связи.
——
В своей практике я имею дело с душевными страданиями. И как мы понимаем, большинство страданий взрослых людей корнями в детстве. Но! Именно последующие за той первичной детской травмой поступки мешают избыть первичную боль.

Вот живёт человек с глубинным страданием о собственной недостойности. Исследуя это чувство, мы можем дойти до её истоков — обнаруживаем в детстве эпизод, когда взрослые повели себя так, что ребёнок поверил в свою плохость. Наказали чрезмерно, но убедительно.

Казалось бы — ну и чудно, прорабатываем эту травму и проблема решена. (Папа поступил плохо, но ты хороший ребёнок, глубинное убеждение о недостойности было ошибочным. Ты ни в чём не виноват.) И было бы именно так, если бы память души человеческой не хранила свидетельств уже о своих недетских неблаговидных поступках. Возможно конгруэнтных. Когда ты поступал также (а может ещё хуже, чем) как поступали с тобой.

И вот тут человек действительно запутывается в сетях своего личного ада. Не нужен мифический Страшный Суд, сам принцип устройства психического обрекает человека на длительные страдания. Воспоминания о своих собственных жестоких поступках как распорки, мешают изъять занозу детской боли.

Чтобы разобрать этот клубок придётся платить дорого — временем, усилиями, осмыслением всего произошедшего, признанием своей ответственности.
——
У любого отвратительного поведения людей, как правило, всегда есть причины. В них прошлая боль, порождающая жажду мщения (меня били и я буду). Так что агрессоры — это люди с адом в душе, разворачивающимся вовне.

Но текст не о том, чтоб пожалеть страдающих агрессоров, это их задача, позаботиться о себе. А о том, что баланс виден (существует) не только в религиозных концепциях — которые могут не подходить нашей картине мира — он просто заложен в основу функционирования психического.

А ещё о том, что психотерапия стыкуется с любым идущим по пути исцеления души мировоззрением. Было б желание сдружить мировоззрения у их носителей. Чем глубже — тем меньше противоречий.

“Психологи не дают советов” (с)

Существует убеждение, что психо-практик не может советовать, что-то утверждать, что-то экспертно знать для клиента. Но я скажу когда это не так. Существует сфера, где это не так. Это та часть реальности, которая касается религиозности, веры, мировоззрения — для тех состояний, где человек не может определять верность чего-либо — его нужно бывает туда провести. Провести к Большему (уже существующему конечно же, как бы оно не выглядело для человека), к его Маяку.
С этих позиций у помогающего практика вполне может быть понимание, которого нет у ищущего помощи.
Откуда оно у помогающего? Он его искал и нашёл. Он видел как искали другие и нашли. Он знает как по разному могут выглядеть те маяки. И у него внутри есть согласие, что Пути Жизни могут быть разные, пока это путь Жизни. Вот если это всё сложилось — такой человек может знать что-то, что для другого верное, лучше его самого. За тем к нему и приходят. За настройками. Я знаю, что тоже умею такое знать. Это знание не выдаётся вместе с дипломами и обучить ему нельзя. Но можно его добыть. Через личные вызовы. И рядом со знающими.

Мудрость как профессия – возможно ли?

Если профессия — это деятельность, за которую носителю платят, то старость вполне себе то, что может стать профессией.)) Если, конечно, её — старость — освоить. Если не побояться.
Это как с собственными теневыми чувствами. Можно вытеснять свой гнев, страх, скорбь, не встречаясь с ними в сознании — а можно принять и познать. Старость тоже можно познать. Или нет.

Помните, в сказках есть персонажи типа Мудрого Старика (Старухи), советчика, дающего юному герою, проходящему испытание, волшебные предметы?

Кто из нас не хотел бы встретить таких в нужное время? Реальное старчество имеет большую ценность. Оно востребовано, ожидаемо и … дефицитарно.

На мой взгляд, (идея не нова, но вдруг кому-то нужно прочесть это словами) профессия психотерапевта — это профессия стариков.
Освоить её в максимальном для себя объёме можно лишь за пределами фертильности. Когда природные программы, определяющие поведение, уже не довлеют над сознанием — их импульсы выведены из тени, осмысленны и сданы большей частью в прошлое — приходит новая прозрачная ясность и трезвость.

Поэтому так порой диссонирует профессия психолога с тем, как человек позиционирует себя.
Бессознательные сигналы о поиске сексуального партнёра, служение биологическому закону — и желание выглядеть максимально свободным от подобных игр. Быть нейтрально мудрым и одновременно сексапильно тёплым не получается. Попробуй совмести: голову на плечах и готовность её терять…

В последние дни у меня была возможность пообщаться с людьми старше 80. С очень разными. Я наблюдала такое очевидное — зрелое старчество нельзя подделать. Как нереализованные программы, связанные с фертильностью, давят на личность, так и чувства, непринятые в период физиологической парности, лишают той мудрой свободы, которая приходит лишь когда теневое освоено.

Старость не страшна. В ней нет никчемности. Но в ней есть возможности, которые можно не суметь освоить.
Страшна не старость, страшна неспособность быть собою в текущих вызовах жизни.

/Иллюстрация “Старец” от Л.А.Бертаковой/

Несвоевременность и неуместность помощи

«Несвоевременность — вечная драма…» (с)

Своевременность и уместность (вместимость) — обязательные параметры для усвоения психической информации.

Дай человеку больше, чем на сегодня вмещает его психика — и получишь человека травмированного. А как известно, раненые звери агрессивны.

Это был пассаж-ответ на частый вопрос:
— Мне очень помог ваш вебинар, можно я дам запись подруге, маме, сестре?

Ответ.
Можно всё, но у всего есть последствия, с которыми придётся иметь дело. Позвольте, я расскажу вам о таких последствиях, которых вы сейчас возможно не видите.

Ваша готовность воспринять информацию была подкреплена тем, что вы её оплатили. Купили вебинар, консультацию. Мотивация ваша вызрела, вы выделили часть своего ресурса для приобретения новых знаний. Чем дороже (относительно вашего дохода) вам обошлась покупка, тем более вероятно, что новая информация будет принята и усвоена.

В отличие от подруги, мамы, сестры — которых вы хотите полечить знанием — которые таких шагов не предприняли.

Они не знакомы со мной, не пробовали, что говорится, на вкус и цвет мою подачу информации, её уровень.

Слова «да, да, мне надо… да, да, я хочу про это послушать» далеко не точно описывают реальную готовность или не-готовность человека вместить новое.

Таким образом вы рискуете испортить отношения с подругой, мамой, сестрой, через этот жест доброй воли.

Потому что возможны: а)бессознательный всплеск агрессии в вашу сторону (раненый зверь агрессивен, помним);
б)получить обесценивание ваших достижений и находок, что может повлиять на вас негативно. То, чему вы так радовались, может быть подвергнуто переоценке: «что за чушь ты слушаешь, смотришь, читаешь», «ничего нового там и нет, чему ты радуешься», и «что за дура твоя психолог, несёт такую дичь». И радость от найденного направления будет испорчена. Возможно не справившись, вам придётся искать ещё подкрепление в виде подобных же статей, вебинаров, чтоб избавиться от сомнения… или нового психолога… который скажет то же самое.

Почему такая реакция возможна? Потому что от невмещаемой информации люди склонны защищаться.

Не умея со 100% уверенностью определить уместность и своевременность (а с этим даже психологи не всегда справляются — вспомните недавние сетевые истории, когда сложная психотерапевтическая информация выдавалась в открытый доступ и возникали скандалы «Это не психолог! Она обвиняет жертв») вы рискуете поссориться с близкими или получить от них ущерб.

Если человек не оплатил информацию, он не взял на себя ответственность. Не доказал, что берёт — ответственность понесёте вы.

Хотя…  Маме — можно. Только не насильно

Как экономить на психотерапевте.
Не обесценивая сути психотерапевтической помощи, кое-что мы действительно можем делать для себя самостоятельно.
 
1.📔🖋 Вести дневник.
У многих людей при словах о дневнике всплывает ассоциация с нудной фиксацией событий (что ел, куда ходил, что сделал). И сразу идёт отторжение: мало мне других забот, еще завести себе проблему дублировать свою жизнь в письменном виде! Поэтому уточняю — речь про другой дневник.
 
Это вообще может быть не тетрадь с упорядоченными датами — как снова пробует подсказать стереотип — а отдельные листы, файлы, на которые вы будете выносить свои сильные эмоциональные переживания. То есть создадите себе возможность отражать задевшее вас снаружи, чтобы не носить это в скомканном виде внутри себя. Не регулярно, по необходимости, когда сильные эмоции взрывают изнутри — найти несколько минут и поделиться с бумагой или гаджетом.
 
Тем, кто приходит в терапию, я обычно это тоже советую — выписывание своих переживаний между сессиями.
 
Прочли неприятный пост, что-то задело — запишите.
Случилась ситуация, выбившая из равновесия — туда же.
Или не успели отследить что произошло, но вдруг упал ресурс, выдохлись — зафиксируйте.
Будет время, доберётесь — проанализируете, поразмышляете. Нет — всё равно польза есть, ведь вы снизили через описание внутреннее напряжение.
 
2. 🎺🥁 Иметь друзей для разговоров о чувствах.
У групповой терапии тоже существует альтернатива — общение по типу стендапа. (Прочла недавно у Лили Ким о его целительной стороне и многое стало понятным.) Это же давно спонтанно существует — при этом часто бессознательно осуждаемо — стремление выговариваться про то, что бесит. Я сейчас не столько про сцену, сколько про желание делиться наболевшим.
 
Бытует мнение, что говорить о других (обсуждать их) некрасиво. Что нужно быть выше, что это сплетничанье, и вообще «хорошие девочки» и пионеры так себя не ведут. Это явно узкое место в самопомощи и стоит сюда всмотреться.
 
Мне видится здесь уместным вспомнить, что в эмоциональном пространстве «грязи не существует — есть вещество не на своём месте». И речь не столько о Другом, сколько о нашей реакции на Другого.
И «вещество» здесь — наши чувства в связи с другими. Наши, в нашем пространстве.
 
Если мы не теряем себя, рассказывая про кого-то:
🔍держим фокус на своих переживаниях (используя личные местоимения «я», «мне», «моё»);
🔍не преследуем его, вызвавшего нашу реакцию Другого, с целью продемонстрировать ему как он нас задел — не предъявляем ему свои душевные раны;
🔍не требуем прекратить быть «хозяином» наших триггеров;
🔍не запрашиваем у слушателей порицания в его адрес («мама, накажи его!») — мы не совершаем ничего постыдного.
Мы наводим порядок у себя.
 
Следить за порядком в собственном доме, значит регулярно вываливать всё из шкафов, перебирать, и раскладывать заново на свои места. То есть сам процесс уборки он да, он такой — пыль поднимается, временно пространство теряет приятный вид. Но если не позволять себе уборку, то и порядка не видать. Чисто ведь не только там, где не сорят, но и где своевременно прибираются.
 
Некоторые используют для таких целей свой блог — пишут о наболевшем, часто личном, обсуждают с подписчиками. Но не каждому такой вариант годится в силу, например, социального или профессионального статусов. А вот иметь свой круг — достаточно закрытый, но доверительный круг близких друзей, где можно побыть собою слабым — большинству людей это доступно. Где есть возможность снимать свои социальные роли — позволять себе не деликатничать и незаботясь о других, позаботиться о себе. Ворчать, жаловаться, изливаться в общее, предоставляя такую же возможность своим друзьям.
——–
Стоит признать, что быть красивеньким снаружи ценою внутренних завалов не есть здоровое решение. Людям полезно выговариваться и наводить порядок с чувствами.

Психотерапия семьи

У меня часто спрашивают работаю ли я с семейными парами — работаю, но с каждым партнёром по отдельности. У каждого будет свой отдельный час в неделю для поиска ответов на вопрос «почему не получается?» (что именно не получается — и что при этом получается; а ещё — для чего надо чтоб не получалось).

Потому что когда у отдельных людей сбиты настройки парности (или утрачен смысл), то пытаться лепить что-то за них — занятие малоинтересное.
Когда же у каждого вызревает желание вкладываться в общее — есть чем и зачем — помощник больше не нужен.
В тонком интимном пространстве двоих третьему делать вообще нечего. Моё профессиональное мнение.

Различайте роль психотерапевта и медиатора.

Медиатор нужен когда партнёры всего лишь не умеют разговаривать. Хотят — но не находят слов. При этом стремление быть вместе велико и не обсуждаемо.

Психотерапия глубже. Она необходима когда есть сомнения в здравости общего. Когда общее противопоставлено, или цена его велика и непомерна, и нужно принимать решения более глобальные, чем какими способами договариваться и на каких языках любви говорить.

Психотерапии нельзя научить…

Психотерапии нельзя научить, но можно научиться. Нельзя прочитать учебники по психологии и стать психотерапевтом. И заучив алгоритмы — им тоже не станешь. Потому что психическое всегда уникальное. И задавать общие вопросы типа «как лечится недоверие к миру (низкая самооценка, неверие в себя)» — бессмысленно.
Это всё равно как… запрашивать у преподавателя информацию о всех планетах и звёздах всех галактик всех Вселенных Мироздания. (Как там у всех? Да кто ж про всех знает! У этой планеты так, у той — иначе.)
Карта психического каждого нового клиента — будет только его картой.
Потому и ответ на вопрос «как лечить недоверие к миру у этого человека?» содержится в единственном в своём роде бессознательном, уникальном бессознательном этого конкретного человека.
Учиться психотерапии — значит, учиться видеть каждый раз новый ландшафт, уметь «рисовать» с него карты и… (эх, а хотела ведь сказать попроще) много чего еще.

UPD. Но учебники читать всё равно конечно надо, и алгоритмы будут не лишними.

Для чего психо-практикам нормы

/Заметки психотерапевта/
Я уже упоминала тот момент, что вижу, как определённую часть людей страшит слово «норма», особенно в отношении их детей. Я и сама в прошлом такой родитель. Пока не разобралась, что в психологии понятие нормы это лишь грань реальности. Как возможность. Что скорее всего будет так.

Ею не собираются бить отстающих или обогнавших по голове. (А если так поступают, то дело не в норме, а в том, что перед вами человек либо нездорово агрессивный, либо плохо учившийся психологии. А скорее и то, и другое.)

В психо-норме нет догмы, а есть вероятность.

Вот, скажем, нормально, что в определённое время дерево сбрасывает семена. А спустя время нормально ожидать, что эти семена прорастут. А ещё спустя время — маленькие ростки начнут крепнут, и постепенно превращаться в деревья. И можно даже назвать примерное время этого действа.

При этом будет некоторый процент немного отличающихся по срокам семян и растений. И если немного — ок, пусть. А если сильно? Если сильно, то нужно дать этому семечку больше внимания.

Вот в этом и есть смысл понятия «психологической нормы» — чтобы понимать когда включаться, и задаваться вопросом не нужна ли помощь, а когда расслабляться.

Длительная терапия или краткосрочная?

Почему иногда помогает краткосрочная терапия, а порой необходима длительная? /Заметки психотерапевта/
Ну, вот приходит человек с определённым симптомом. Работать краткосрочными методами с симптомом можно. Если этот симптом есть реакция психики на что-то недавно возникшее в жизни человека — то вполне можно справиться и разовой работой. Или это что-то, скажем так, лежащее на поверхности.

А если же причина симптома, его корень, глубоко, то можно быть уверенными — таких симптомов уже приросло как веток у дерева. И каждая уже вплелась в реальность, имеет смыслы быть. А человек пришёл с одной какой-то. Остальные не назвал. Маленькую веточку срежь — новые на том же месте потянутся. Соседние “ветви” в ней видят необходимость уже. Их узор на ней тоже держится…

Чтобы с таким разобраться, нужно будет “ощупать” всю ветку, найти ствол… по стволу спуститься к корню… и уже там произвести необходимую терапевтическую интервенцию.

И часто бывает так, что спустившись до корня, находишь там какое-то неверное решение, бессознательно принятое человеком. Заменив, теперь уже осознанно, его на верное — получаешь совсем иной ход истории.
Сегодняшний симптом — это был привет от вчерашнего ошибочного выбора. Иногда совсем младенческого. Потому-то все детские события так значимы.

Чтобы изменить ход индивидуальной истории, бывает необходимо гораздо больше времени, чем один час. Разобрать неудобное “дерево” и прирастить новое.

Разные психологи

Терапевтическое пространство больше нас. Оно нас вмещает — клиентов, терапевтов. Определяет место, наделяет связями. Эти связи могут быть как осознаваемыми и инициируемыми нами, так и невидимыми. Но каждый из нас всё равно лишь часть. Элемент, решающий отдельный кусочек задачи в большом терапевтическом процессе.
У меня часто бывают клиенты, в прошлом работавшие с одним из известных в русскоязычном сегменте психологом, который проводит разовые терапевтические мероприятия. «Взорвав» рядом с ним глубинные, но застоявшиеся слои своих внутренних миров, эти люди приходят ко мне в длительную терапию. Чтобы постепенно и спокойно разложить по полочкам, то, что «рвануло» на интенсиве. Вряд ли тот терапевт знает об этом — но мы, получается, вроде бы как ко-терапевты.) Бывают — их тоже много — клиенты, кто приходит закрывать темы, начатые у других специалистов, не только психологов: расстановщиков, гомеопатов, астрологов, духовников, инструкторов по йоге. Один открывает — другой закрывает… Всё многообразие помогающих практик на службе жизни. Разные лица, один процесс.
Нет смысла конкурировать, когда понимаешь своё место в общем оркестре.