О психической боли /Заметки психотерапевта/

Болит не то, что мы пережили, а то, что мы никак не можем пережить.

Что-то, что уже произошло.

Событие уже случилось. И мы уже имеем свои мысли, чувства и ощущения в связи с ним.

Но отказываясь согласиться с действительно ощущаемыми сигналами, мы не принимаем их. Удерживаем за дверью.

Остающийся без связи с сознанием кусок реального живого опыта соединяется с нами сигналом, который мы идентифицируем как «боль».

Боль — как крик ребёнка, оставленного за дверью.

Можно применить анестезию. Вещества или действия, временно отвлекающие нас от этого крика.
Долго, постоянно, пожизненно убегая от восприятия сигнала.

А можно воссоединить остров, посылающий сигналы SOS, с основным материком.

И тогда боль сменится согласием: это было. Это мой опыт. Весь, какой есть. И там, где была боль, теперь тоже Я.

Живой и чувствующей меня стало в этом мире больше.

автор картинки Нино Чакветадзе

 

“У меня есть мнение…”

Требования к окружающим о выслушивании нашего мнения, попытка вынудить другого согласиться с нами — признаки того, что мы сами своё мнение не выдерживаем.

***
Мнение — это отношение, отношение — это чувства.
Дискуссии и обсуждения необходимы нам на этапе познания своих чувств. Тому, кто познаёт. А дальше — нужно уметь своё мнение выдерживать. Без посторонней помощи.

«Мам, позадавай мне неудобные вопросы, — просит дочь — Хочу понять свои чувства про эту ситуацию».

«Поговорите со мною на эту тему, девы, — просит подруга в дружеском чате — хочу в ней разобраться».

Так обходятся со своими чувствами люди, согласившиеся принимать себя. Они просят о помощи, осознавая свою потребность сформировать мнение.

«Ты хочешь слышать только своё мнение, тебе наплевать на моё» — обижается человек, не выдерживающий сам себя.
Он чувствует боль пренебрежения, отверженность. Потерянная самость мечется в поисках себя, в желании осознать, что она есть, она существует. Но пытаясь агрессивно урвать чужое внимание, человек получает правомерный отказ.

***
Желая чужого внимания своему мнению — просите о нём. Внимание другого взрослого человека — это не ваш ресурс. Никто не должен вам внимания вашему мнению.

 «Вежливо на входе и благодарно на выходе» — ключ к чужим ресурсам при поисках себя.

“Мы о разном”

«Мы о разном» — волшебная фраза-маркер, проявляющая основную цель коммуникации.

Там, где возникает несогласие, мы просто всегда о разном — о разных гранях одного и того же явления.

Когда мы хотим найти понимание, мы можем остановиться и занырнуть своим вниманием чуть глубже плоскости возникшего напряжения.

Нащупав общую в обеих точках зрения часть, можно обнаружить большее, лежащее за границами точки (зрения).

Расширение картины будет радостным призом для тех, кто выбирает познание, а не ощущение превосходства.

Всё решает цель — это диалог ради познания, или спор ради борьбы и военных трофеев.

Cистемная иерархия /Заметки психотерапевта/

***
Хороший ребёночек — ребёночек, который слушается старших и не проявляет своей воли. Ибо «мал еще маме указывать».
Входя в любую новую систему мы автоматически — дети. Слушайся старших, изучай обстановку и не свети своими правами из прошлых систем. Здесь этого не любят. Будешь умничать — или подзатыльником на место отправят, или навалят ответственности как самозванцу, не унесёшь.

И только когда соберёшь всё, за чем пришёл, ощутишь силу — можешь попробовать подать голос. Но будь готов к «не учи отца…(пип-пип), недоросль» — не дерзи в общем. И тогда уходи из домика и создавай свой на этой же поляне. Справишься — признают равным. Со временем, возможно, еще и авторитетом обрастёшь. Но только после того, как дорос до равнозначности.

Специалисту в любой отрасли, вознамерившемуся освоить новые пространства — если только это не им рождённые миры (а попробуй тут ещё роди новое, когда без тебя уже столько всего народили!) — стоит снимать корону на входе. Иначе можно не только без короны остаться, но и без головы.

Задавая вопрос, получишь ответ


Задавая другому вопрос, рискуешь получить ответ.
Если бы правда, которую мы хотим получить, была лёгкой, мы бы не спрашивали. Мы бы просто открывались ей, и она была бы для нас очевидной. Но если правда трудна, мы поначалу выбираем её не знать. А потом находим того, кто согласен нести ответ.
Открывая правду с помощью другого, мы хотим коллективной ответственности за прохождение зоны дискомфорта. «Ты большой, я маленький. Если мне станет нехорошо от нового знания, я буду иметь в твоём лице на кого мне злиться.»
/В благодарность к впередиидущим, берущим на себя смелость отвечать/

(фото Edouard Boubat)

“Боюсь потерять лицо”

Реально измениться и «не потерять лица» не получится. Старое «лицо» сползает вместе с привычными напряжениями. Отпуская напряжение, теряешь привычный образ.
Трансформация возможна когда есть внутренняя готовность утраты.

Пихотерапия это…

Длительная терапия вовсе не похожа на отдых в доме у любящей бабушки, забравшей нас на каникулы. На сон в надёжных объятьях не похожа.
Жизнь во время психотерапии, скорее уж напоминает неспешно, но тяжело бурлящий котёл. Где поднимаются со дна, чтоб испустить свой «бульк», глубинные болотные залежи. А терапевт тут — дружелюбный, но хладнокровный свидетель. А временами, тот, кто подкинет дровишек, чтоб кипело гуще.

Психотерапевт – идеальная мама

«Мы ищем в психотерапевте идеальную маму» — слыша это выражение, многие решают, что и должны её там найти. Потому и терапевт подбирается по принципу личного идеального образа. Терпеливый, внимательный, сочувствующий… Как раз такая «мама», которую уже искали в неудавшихся отношениях с друзьями, партнёрами, и, в первую очередь, с самой мамой.
Но смысл-то в том, что назначение терапевта как раз не дать нам эту идеальную фигуру. Не стать очередной иллюзией, а помочь пережить её отсутствие. Полное, катастрофическое для очарованного детского сознания, крушение надежд… И жить дальше.

Вечное страдание Жертвы

В человеческом поведении существуют сходные по форме, но совершенно разные по сути процессы. Например, процесс горевания — такой необходимый для исцеления человека от застревания в боли. И процесс страдания Жертвы.
Цель первого — завершиться, освободив место жизни.
Второго — пребывать как можно дольше в состоянии вызывающей жалости бедняжки.

Жертве точку ставить нельзя, необходим непрерывный поиск фигур и обстоятельств, являющихся доказательством её несчастности. Это напоминает поставленный на репит анекдот про бедную уточку.

Мне нравится когда люди пишут о себе, о чувствах. Но если замечаю, что основной темой становится описание бесконечного дерьма мира, отписываюсь. В этом без меня. В таких случаях навигатор у человека уже настроен на эту субстанцию, и помочь можно только прекратив поддерживать его своим вниманием.

Нет, я верю, что поиск дерьма может быть осмысленным и полезным, если понимаешь задачу и конечную цель. Как-то — найти чтобы подчистить. Но тогда придётся сократить зону поиска до собственной жизни. Масштаб планеты и всего человечества это для суперменов из фильмов для детей.

Что интересно, в психологии, при всей абсурдности этого обстоятельства, тоже наблюдаю тенденции в поддержку второго процесса. Например, неоднократно встречала мнения о принципиальной неизлечимости зависимостей или “депрессивной личности”.

То есть, если подход, к которому принадлежит специалист, ограничен, то за его пределами жизни не существует? “Плачь, уточка, плачь, — мне легче поддержать нытьё (за одно и заработать на нём), чем признать свои ограничения”.

Учитесь ставить точку, завершайте неэффективные процессы. Лучше поискать новый маршрут, если начатый завёл туда, где дерьма слишком много и оно “неизлечимо”.

Диагнозы и штампы — заглушки для живого потока

Как хотите, но я не могу обнаружить пользы от диагнозов в психотерапии.

В психическом нет единых алгоритмов (поклонники одного единого метода, этот текст не для вас), подходящих ко всем людям. Вот, к примеру, Клиент сообщает, что у него социофобия, а еще он интроверт. Наверное статьи психологические помогли диагноз поставить, а может предыдущий психолог подсказал. Ну и дальше что с этой «социофобией» делать, кроме как любоваться словом? Слово красивое, да. «Интроверт» опять же…
Бояться социума, страдать от нелюбви к людям, можно очень по разному. Сто миллионов уникальных версий, множащихся с рождением новых людей. И имеющих свои причины — порождённые от момента прихода в мир и до текущего дня. Да помноженные на личные особенности человека, обусловленные уникальной ситуацией всех предшествующих людей, составлявших его семью, род, нацию, человечество — и его личным, непохожим ни на один другой, опытом.
А если основа разная, то и исцеление придёт только через то уникальное, что пытается прятаться за словом.
Как в той песенке… Жопа есть, а слова нет. А тут — слово есть… а единой «жопы» нет. Разные потому что они. И пути решения разные.
Задача любого помогающего практика — учиться работать с людьми, минуя диагнозы.
Сравните состояние «я боюсь, когда людей много, потому что…» и «у меня социофобия».
Первое открытое — побежала, вьётся ниточка от волшебного клубочка (в сказках, помните?) к истоку проблемы. Можно распутать, дойти до начала и принять меры к исцелению.
Второе закрытое полностью. Надень как брошь на грудь и носи.
Что хочу сказать… Не читайте психологических статей, суть которых дать красивое название вашей проблеме. Она быстрее решится если её не прятать за умным словом.