Несвоевременность и неуместность помощи

«Несвоевременность — вечная драма…» (с)

Своевременность и уместность (вместимость) — обязательные параметры для усвоения психической информации.

Дай человеку больше, чем на сегодня вмещает его психика — и получишь человека травмированного. А как известно, раненые звери агрессивны.

Это был пассаж-ответ на частый вопрос:
— Мне очень помог ваш вебинар, можно я дам запись подруге, маме, сестре?

Ответ.
Можно всё, но у всего есть последствия, с которыми придётся иметь дело. Позвольте, я расскажу вам о таких последствиях, которых вы сейчас возможно не видите.

Ваша готовность воспринять информацию была подкреплена тем, что вы её оплатили. Купили вебинар, консультацию. Мотивация ваша вызрела, вы выделили часть своего ресурса для приобретения новых знаний. Чем дороже (относительно вашего дохода) вам обошлась покупка, тем более вероятно, что новая информация будет принята и усвоена.

В отличие от подруги, мамы, сестры — которых вы хотите полечить знанием — которые таких шагов не предприняли.

Они не знакомы со мной, не пробовали, что говорится, на вкус и цвет мою подачу информации, её уровень.

Слова «да, да, мне надо… да, да, я хочу про это послушать» далеко не точно описывают реальную готовность или не-готовность человека вместить новое.

Таким образом вы рискуете испортить отношения с подругой, мамой, сестрой, через этот жест доброй воли.

Потому что возможны: а)бессознательный всплеск агрессии в вашу сторону (раненый зверь агрессивен, помним);
б)получить обесценивание ваших достижений и находок, что может повлиять на вас негативно. То, чему вы так радовались, может быть подвергнуто переоценке: «что за чушь ты слушаешь, смотришь, читаешь», «ничего нового там и нет, чему ты радуешься», и «что за дура твоя психолог, несёт такую дичь». И радость от найденного направления будет испорчена. Возможно не справившись, вам придётся искать ещё подкрепление в виде подобных же статей, вебинаров, чтоб избавиться от сомнения… или нового психолога… который скажет то же самое.

Почему такая реакция возможна? Потому что от невмещаемой информации люди склонны защищаться.

Не умея со 100% уверенностью определить уместность и своевременность (а с этим даже психологи не всегда справляются — вспомните недавние сетевые истории, когда сложная психотерапевтическая информация выдавалась в открытый доступ и возникали скандалы «Это не психолог! Она обвиняет жертв») вы рискуете поссориться с близкими или получить от них ущерб.

Если человек не оплатил информацию, он не взял на себя ответственность. Не доказал, что берёт — ответственность понесёте вы.

Хотя…  Маме — можно. Только не насильно

Почему люди не могут хранить секреты

Почему люди не могут хранить секреты.

Любой секрет это не просто факты, это связанные с ними чувства и эмоции.
У психологически взрослого человека есть способность удерживать эмоциональную информацию внутри себя. У «дитя» этого нет.

Услышала сегодня забавное выражение «у него вода в жопе не держится». Не встречала ранее, улыбнуло. (Как метка и глубока народная мудрость!)

Как эмоционально-незрелому человеку её удерживать, если прёт? Выдержать содержимое можно только если внутренняя вместимость позволяет.

У кого нет — у того не держится. Или держится, но не всякая. «Горячая вода» — точно нет. И здесь не принципиально это ваш секрет, ваше переживание, или чьё-то. Индивидуальные психические свойства не зависят от моральных установок.

Если это о вас, и вы хотите с этим справиться, то экологично в этом случае поступить так: определить пространство в котором можно обсуждать то, что «не держит попа». (Просто она ещё не выросла, чтоб держать 🐥 и нужно организовать себе что-то типа детского садика.)
Для кого-то это психотерапевтическое поле, для кого-то — круг близких друзей, со взаимным обменом и поддержкой.

И научиться не “ссорить” эмоционально в публичном пространстве. Так вы улучшите свою репутацию и получите шанс дорастить эмоционально незрелые части.
—-
П.С. Случайно написала “ссорить” с двумя “с”. Хотела исправиться, а потом подумала о том, сколько агрессии исходит от тех, кто сорит эмоциями. Детка выросла, силу чувствует, потому и конфликтует, как правило, легко. За право не удерживать свои чувства при себе.
(“А почему это я должна сдерживаться?” Да и правда  )

О чувстве стыда

Люди ненавидят чувство стыда, борются со стыдом, при этом, эти же люди нередко готовы применить стыжение в адрес окружающих.

Меня попробовали стыдить за желание более тщательно формировать свою френд ленту. За то, что осуждаю спамеров и навязчивых рекламщиков. За то, что публично осуждаю хамство, приходящее в сообщениях. Если хамство в письменном виде, оно якобы охраняется волшебными словами о личных границах написавшего.
И за то, что пишу посты не на те темы, которые нравятся читающему.
Манипулятору, желающему получить от других бесплатную выгоду, приходится быть находчивым.

«Я вас читала, вы стали писать не на те темы, это отдаляет» — написала мне незнакомая девушка. (Практически «Я вас читала — вы мне должны». Видимо, больше всех нам всем должен Пушкин. Мы все его читали.)

Стыд — это страх социального отвержения.

Пристыживание содержит именно этот посыл: если ты не будешь вести себя как я хочу, я тебя брошу. (И другим расскажу, чтобы они тоже тебя бросили!) Жутко страшный посыл для ребёнка, чьё выживание зависит от Другого. Но совершенно нейтральный для самостоятельного взрослого.

Попадать в стыд у взрослых получается только потому, что в глубинных слоях психического таится убеждение о зависимости.

Стыжение же на самом деле является запугиванием. Желанием, чтобы человек боялся и делал то, что манипулятору выгодно.

Но стоит лишь разобрать завалы бессознательного в этом месте, и человек становится бесстрашно неуправляемым.

Не бойтесь заглянуть в свой страх зависимости. Возможно, его главные причины давно уже в прошлом, и прекратили влиять на вас. Возможно, остался лишь морок. Цепляя за который вас попробуют подчинить.

“Наглость второе счастье”

Люблю состояние, когда ум “спотыкается” о привычные выражения. Такая спонтанная практика дзэн коанов. Плывёшь себе такая немного сонная и вдруг…
Сегодня так было с фразой “наглость второе счастье”. Второе.
Это как с осетриной не первой свежести.

Проломил чужие границы, добыл желаемое, а оно … не первое счастье… второе. А может и вообще десятое, что уже не принципиально, потому что не первое. Не то, которого хотелось бы. Но всё же.

Психотерапия семьи

У меня часто спрашивают работаю ли я с семейными парами — работаю, но с каждым партнёром по отдельности. У каждого будет свой отдельный час в неделю для поиска ответов на вопрос «почему не получается?» (что именно не получается — и что при этом получается; а ещё — для чего надо чтоб не получалось).

Потому что когда у отдельных людей сбиты настройки парности (или утрачен смысл), то пытаться лепить что-то за них — занятие малоинтересное.
Когда же у каждого вызревает желание вкладываться в общее — есть чем и зачем — помощник больше не нужен.
В тонком интимном пространстве двоих третьему делать вообще нечего. Моё профессиональное мнение.

Различайте роль психотерапевта и медиатора.

Медиатор нужен когда партнёры всего лишь не умеют разговаривать. Хотят — но не находят слов. При этом стремление быть вместе велико и не обсуждаемо.

Психотерапия глубже. Она необходима когда есть сомнения в здравости общего. Когда общее противопоставлено, или цена его велика и непомерна, и нужно принимать решения более глобальные, чем какими способами договариваться и на каких языках любви говорить.

“Учись выбирать”

Как заблудиться в жизни? — Выбирать мужчину… Выбирать друзей… Выбирать дело.

Не себя выбирать (видеть) в отношениях с мужчинами, друзьями, делом — а перебирать и выбрать. Верить, что нужно совершить одно правильное действие снаружи.

«Если я выберу правильного мужчину, я буду счастлива» — верит женщина. Задача как в магазине игрушек — выбрать самого красивого мишку.

Это объективация, которой мы не замечаем. Но незаметность ошибки не способ избежать нежелательного результата (в таких серьёзных вещах).

Объективированный «игрушечный мишка» внезапно оживает и требует. Компенсации, вложений, побыть объектом ответно. Но объективирующая женщина редко готова к такому серьёзному развороту, она выбирает… выбирать следующего. С тем же негативным результатом и обидой на жизнь.

Как это исправить?
Выбрать выбирать не игрушку — а игру.
Процесс… отношения… танец… непредсказуемость…

Внутренний жемчуг

Быть дружелюбным человеком, это значит вновь и вновь делать 5 своих шагов навстречу… из десяти возможных. И останавливаться, ожидая встречи.
Быть эмоционально взрослым дружелюбным человеком — значит, подождав немного, отпускать желание о неслучившемся. И напоив своё тело водою печали… прощать себя за эти 5 шагов. Признавать, что они были нужны тебе, и ты сделаешь их вновь в подобной же ситуации.
Твоё дружелюбие — личное твоё свойство, твоя особенность, жемчужина твоего сердца. Которая важна тебе, не смотря на отношение к ней других.
Что ты выберешь — расстаться с ней, или уточнить для себя условия, при которых ты будешь совершать свои 5 шагов… и согласиться, что в некоторых случаях будет печаль не-встречи?
Сознательный выбор на основе реальности — свойство взрослости.

Страх близких отношений

Страх близких отношений не возникает без причины. Эти причины можно разделить по уровню глубины залегания, если можно так выразиться.
И психотерапевтическая помощь, таким образом, будет строиться исходя из уровня, на котором причина находится.

🔸Самый верхний слой — когда причина содержится в пережитом неудачном личном опыте.
Юная девушка ожидает от молодого человека такого же уважения к собственным чувствам, как проявляет сама. Но молодой человек имеет свои представления о том, какими должны быть взаимоотношения партнёров, он менее чувствителен и излишняя ранимость подруги ему непонятна. Он часто раздражается на её реакции, использует особое расположение партнёрши, не считаясь с её интересами. Расставшись, девушка переживает страх новых отношений. (Понятно, что пол партнёров тут значения не имеет, бывают и обратные примеры).

Довольно часто такие ситуации возникают из-за коммуникативной некомпетентности. У очень «домашних» детей, не имеющих возможностей для свободного общения в подростковых компаниях, полностью посвятивших себя в тинейджерстве учёбе, спортивным достижениям на радость учителям и родителям. В то время как подростковость — время освоения навыков межличностного общения, заведения друзей, поиск близких по духу.

К факторам, отягощающим период, можно отнести серьёзную болезнь, переживание особых семейных обстоятельств — эмиграция, тяжелые заболевания и смерть близких родственников. В общем что-то, что отвлекло от естественного хода адаптации к социуму, от наработки опыта общения с равными: как вести себя с партнёром, как договариваться о совместной деятельности, распределять ответственность в общих проектах, уважая личные границы.

Неудачный опыт порождает страх.
Лечится такой страх наработкой навыков, их тренировкой. Полезными тут будут и индивидуальная, и (позднее) групповая терапия. В формировании умений экологичного взаимодействия групповые методы работы довольно эффективны.

🔸Ко второму слою можно отнести тот особый опыт сопричастности партнёрским отношениям взрослых, который мы переживали в родительской семье. Если преобладали семейные истории, в которых «никто никогда не был счастлив», где отношения предыдущих поколений распадаясь, переживались как предательство, измены, крушение надежд, то страх собственного партнёрства вполне объясним.

Так как дети эмоционально «заражаемы», то рядом со взрослыми, расплёскивающими на детей свои переживания, ребёнок вынужден быть своеобразным контейнером. И, выходя во взрослую жизнь, он будет относиться с опаской к партнёрству, ожидая уже знакомых тяжелых чувств. Как говорится, по следам предыдущих поколений.

Поможет в этом случае индивидуальная терапия по пересмотру убеждений, коррекция представлений о здоровых эмоциональных границах, отделение иррациональных детских переживаний от реальных взрослых представлений о жизни.

🔸Следующий слой, лежащий на ещё большей глубине, связан с так называемой травмой привязанности. Теми особыми событиями детской истории человека, которые имели место в раннем возрасте. Холодность, жесткость, или тяжелая болезнь и безресурсность значимого взрослого, имевшие место в раннем детстве разлука с родителями, госпитализация, раннее посещение детского сада, яслей — такие события не проходят бесследно.
Психическая потребность ребёнка в заботе о его эмоциональном благополучии, оказывается неудовлетворёной. Подрываются основы доверия к людям. Естественно, это не может не сказаться в дальнейшем.

Работа по формированию адекватного компенсаторного механизма у травмированной в детстве личности, потребует высокого уровня квалификации у специалиста и сильной мотивации у клиента. Ведь это как раз тот случай, когда быстро поправить ситуацию невозможно. Уместна длительная психотерапия, часто не менее 1-2 лет. В течении которых будут прорабатываться заряженные тяжелым эмоциональным опытом воспоминания из прошлого, и только позже можно будет подойти к рассмотрению актуальной потребности в партнёрстве.

Обычно я не рекомендую начинать отношения в фазе проработки тяжелых детских историй. Во-первых, это будут чаще всего нездоровые слиятельные отношения, оттягивающие на себя и так небольшой ресурс клиента, а во-вторых, как правило, такие отношения распадаются, лишь только клиент почувствует себя чуть более целым. (А на завершение отношений тоже ведь понадобится ресурс!)

Сложность работы с такими случаями состоит в том, что клиенту необходимо испытывать доверие к специалисту — с чем у него как раз основная трудность. И, получается, что в самом начале пути к исцелению, человек вынужден преодолевать страх сближения. И здесь мало чем может помочь специалист, если несмотря на его дружелюбную стабильность, готовность к продвижению, клиент, не выдержав внутреннего напряжения, уходит из терапии. К сожалению, такие случаи не редкость.

Эмоциональная близость — великая человеческая ценность, требующая от некоторых людей большого мужества. Решайтесь. ☘️

«жить в танке»

Если принять весь человеческий опыт за множество (математическое понятие), то, например, множество «научно обоснованного» будет включено в первое. И тогда можно конечно сделать вид, что «научно обоснованное» это и есть реально существующее. А остальной опыт, неподтверждённый и неописанный — не является таковым. Но в этом случае, говоря бытовым языком, придётся «жить в танке».

Вообще об этом всегда стоит помнить. В общечеловеческом опыте есть масса разных «множеств».

Сознание одного человека это фокус, точка взгляда на них. В этой конкретной точке отдельные множества могут не пересекаться. Что вовсе не означает, что не найдутся люди, в сознании которых ваши непересекающиеся очень даже дружны.

«Танкисты» обычно довольно агрессивны. Выбирают расстреливать невключенных в одобряемые ими множества, вместо того, чтоб разбираться с фактами, загнавшими их в кокон танка. Дуло действия у танка снаружи. А внутри — раненный боец. Давать внимание которому паникующий экипаж не в силах. Слишком страшны его раны. Поэтому легче бросить страдающего и переключиться во вне.

Все агрессивно непринимающие — ранены. Их претензии, как правило, не к вам лично. Они ослеплены стремлением кого-то наказать, кому-то отомстить, навести во вне безопасный для себя порядок. Но попадёт вам. Потому что … «не стойте и не прыгайте… там, где идёт строительство или подвешен груз» (с)

Как лучше обходиться с людьми «в танках»? Отходить в сторону. Приподниматься или заныривать. Выходить из зоны контакта. Если вы не в резонансе — это легко.

Здоровому живому вообще свойственна гибкость и мобильность. В то время, как застрявший в ограничивающих убеждениях видит лишь то, что доступно через вырез амбразуры. Пытаться договариваться — чревато. Небезопасно чувствительному живому с бронированной машиной взаимодействовать. Лучше дождаться пока из неё выйдет такой же живой. Или не дожидаться, если это совсем чужое для вас кино.

иллюстрация – Олег Щупляк

 

Право пренебречь

/Заметки психотерапевта/
Кроме права «чувствовать» человек имеет такое же право на «не чувствовать». Право дозировать или даже отказываться разделять чужое горе, злость, печаль, сохранив свою автономную «погоду в доме». Создавать своего рода разумную изоляцию между своим внутренним миром и миром других людей. Иметь возможность выбирать куда использовать свои психические ресурсы.

Что, по сути, и является эмоциональной автономией, пройденным этапом сепарации. И это же имеется в виду, когда мы обсуждаем право каждого человека на личные границы.

Многим кажется, будто бы способность чувственно предъявляться во внешний мир характеризует их как психологически зрелых. Но это заблуждение. Потому что предъявление есть то, что присуще ребёнку.

«У меня есть чувства, я их распознаю и проживаю» — всего лишь начало эмоциональной культуры. Научившись различать и предъявлять маме свои чувства, малышу еще предстоит обучиться справляться с ними без участия других. А позже — отделять свои чувства от чужих, и обходиться с чужими исходя из своих желаний.

Да, взрослому сознанию, с которым мы связываем состояние зрелости, доступно умение отклонять приглашения других людей на проживание чувственного материала совместно. Так формируется навык противостоять эмоциональному заражению и чувственному насилию в свой адрес, и умение обходиться со своими чувствами «по-взрослому», не требуя от окружающих постоянной помощи в переваривании.

В любой момент, общаясь с другим неблизким мне человеком (с которым я не хочу находиться в слиянии) я имею право сказать «Я не хочу обсуждать твои чувства».

Это право не может быть кем-то выдано, но мы можем его взять и иметь.

Любой человек может иметь внутреннее право не хотеть
обсуждать,
разделять,
понимать
чьи-то чувства.

Люди, не умеющие справляться со своими чувствами самостоятельно, стремящиеся к слиянию, будут нас удерживать. Через осуждение, навешивание вины (ответственности за себя), манипуляции. Они будут требовать воссоединиться и разделить их переживания, когда те для них невыносимы.

Но если помнить, что личности присуща субъектность, а ключевое качество субъектов — свобода выбирать, то присвоив эту свободу, мы получаем шанс на проживание СЕБЯ.

/автор фото Herbert List/