Кому принадлежит твоё здоровье?

/Заметки психотерапевта/
Как бы просто не выглядел этот вопрос на первый взгляд, но оно может принадлежать вовсе не тебе. А государству, начальнику, маме, доктору, мужу, или ребёнку. Такая вот незабавная эпидерсия. Здоровье твоё — а распорядятся другие.

В детстве мы можем привыкнуть к мысли — что наше тело, наше здоровье принадлежит маме. Мама лучше знает, ты замёрз или хочешь кушать. Иногда, правда, из тебя знает, а иногда из себя. Из твоих интересов, или из своих. 

Дальше ты наблюдаешь, как близкие взрослые решают — кто и как будет обходиться с твоим телом. Доктор, няня, любые другие люди. 

Затем, от родителей же, скорее всего, ребёнок узнаёт, что большой пакет акций на данный аспект принадлежит медицинской системе. И привыкает, что люди в белых халатах полноправно распоряжаются его физическим телом в соответствии с логикой «врачи лучше знают». 

А затем лучше знает государство, чиновники, общество, соседи. 

В некоторых случаях твоё место будет последним. Невзирая на то, что ресурс твой собственный, и ты его реальный хозяин. 

Опасность таится в том, что лже-хозяин не заинтересован напрямую в бережном сохранении твоего ресурса, в уважении к нему. При этом твоё чувство ответственности утрачивается из-за неосознаваемого делегирования.

О детях с особенностями и нормотипичных

Похоже, мы, взрослые, часто ведём себя так, словно бы дети должны принять то, что мы сами принять не в силах.

Наблюдая попытки взрослых воспитывать толерантность в детях, вижу перекосы, о которых хочу поговорить. Речь пойдёт о людях с интеллектуальными и эмоциональными особенностями. 

Процесс инклюзии-отвержения начинается задолго до детских площадок, классов, групп. У особых людей он начинается в их системах. Наблюдая семьи с особыми детьми, отметила следующее: состояние матери и отца такого ребёнка, их принятие особенностей ребёнка и согласие со своей непростой ситуацией, значительно улучшают атмосферу вокруг. 

Инклюзия на уровне закона — это всего лишь включение детей в образовательные группы. По сути решение принимаемое в правовом поле, выносимое в мир физический. Но запрос и отклик от родителей особых детей и других взрослых идёт на принятие эмоциональное. 

Видите разницу? Мы издаём закон, чтобы особые дети были приняты в группы, в учебные заведения. Но эмпатия не регулируется законами. Такой ребёнок может физически находиться в группе и быть эмоционально отвергаемым. 

Играют часто с такими детьми либо совсем малыши, с неотросшим различением «такой как я — не такой как я», либо дети с жертвенным самоощущением, так же нуждающиеся в психокоррекции. Потому что для ребёнка здраво и естественно искать свой, равный, уровень психического развития в сверстниках. Чтобы ответ на действие был адекватен подаче. В случае с особыми детьми с ментальными ограничениями, с задержкой развития, ответ будет неадекватен. 

Представьте здесь ту самую метафору про 10 шагов. Для контакта каждый должен пройти свои пять, чтобы встретиться. Ребёнок с особенностями их не проходит. И это не должно означать, что нормотипичный обязан проходить их за него. Слишком большая и неоправданная нагрузка. 

Многие эмпатичные взрослые, родители нормотипичных детей, под грузом плохо структурированной вины, зависают на непростой задаче: насаждать насильственно, манипулятивно «ты должен с ним играть» или признать, что это не детское дело. Что там, где есть особый ребёнок, эти шаги должны осуществляться теми, кто несёт за него ответственность, т.е. его родителями, специальными педагогами. 

На мой взгляд, ответ очевиден. Дети должны быть освобождены от подобного долженствования. 

Хочешь чтобы у ребёнка была возможность для коммуникации — организовывай её. Да, за свой эмоциональный счёт. Общество, государство обеспечит лишь физическую инклюзию, но чтобы другие дети захотели включить особых детей в свои игры — нельзя стоять над ними с кнутом виновачения и стыда. 

Можно потрудиться и организовать какую-то совместную игру, но не нужно надеяться, что сами дети в ней нуждаются. Ну нет шансов для принятия у особых детей, если их не принимают взрослые! Если самого феромона принятия никто вокруг не распыляет, его в эмоциональном поле нет. 

Мы странно путаем то, чем можем управлять, с тем, чем управлять не в силах. Можно издать закон о принятии ребёнка в садик и школу, можно организовывать силами педагогов некоторую совместную деятельность — но нельзя законодательно заставить кого-то принять в душу. 

Поэтому, как ни крути, а именно родителю особого ребёнка придётся этим заниматься в большей мере. Вырабатывать феромоны приятия. 

Снова вернусь к тем семьям, которые мне удалось наблюдать. Там, где взрослые ПРОЖИВАЛИ собственный вызов, примирялись с особенностью ребёнка, брали на себя ответственность за особенность происходящего с ними, атмосфера значительно менялась. Мир словно разворачивался к ним терпимостью и готовностью помочь. Потому что они не считали других детей и родителей им обязанными, не манипулировали и не требовали. А просили о помощи адекватной, без мутных посылов долженствования. И окружающие отзывались. Ну, хотя бы часть окружающих, те, кто чем-то мог помочь — помогали.

Обращаясь к метафоре — эти родители проходили те самые пять шагов (а то и более) за своего ребёнка на встречу к другим детям.

Увы, совсем иначе обстоит дело у тех, кто принять свою ситуацию отказывается, и ждёт от окружающих какой-то моральной компенсации их беде. Злится, требует. На злость и обиды получает в лучшем случае формально вежливую дистантность.

Теперь конкретно на вопрос о том, надо ли чему-то учить своего ребёнка, готовить как-то. Ничего особенного делать не нужно, кроме как говорить с детьми о разнообразии. Рассказывать, что все люди обладают своими особенностями, при этом мы все одинаково люди. Но дружить, играть с теми, кто не интересен вынуждать ребёнка категорически нельзя.

Хотим чтобы взяли в игру непопулярного, особого ребёнка? За счёт взрослых, пожалуйста. Придумываем игру, в которой интересно всем детям, и вперёд.

Мы можем очень помочь своему ребёнку в плане толерантности к инаковости, если продемонстрируем её в отношении к нему. 

“Ты не такой как я, и я смотрю на это с согласием”. Главное, чтобы это происходило не на уровне слов, а именно в душе своей родитель производил такую работу и выделял в пространство энергию согласия. Это всё, что мы можем дать своим детям. Есть согласие — есть искомое принятие, нет согласия на уровне души — пустые слова не помогут. 

Любым детям нужно обеспечивать их детство и развитие. Не за счёт других детей, а только за счёт взрослых.


ПРОЩЕНИЕ – ПРОЩАНИЕ

«Прощение» происходит от слова «прощание», которое в свою очередь произошло от древне-русского _простъ_ /прямой, открытый, свободный, простой/

То есть простить — это как отпустить на свободу. Но только в случае прощения отпускаем мы не живых людей и обстоятельства — а их образы. 

Отпускаем изнутри на свободу образы — освобождаем себя. 

Удерживая же внутри себя многочисленные образы непрощенных — там могут быть люди, ситуации, даже мы сами из своего прошлого, (например, мы двадцатилетние — вступившие в неприятные болезненные отношения, или мы же в пять лет — совершившие неблаговидный поступок) мы испытываем фоновое напряжение и усталость. 

Потому что душа переполнена тяжелыми воспоминаниями. Не освобождёнными. 

Поэтому так важно их отпускать. Для своей собственной свободы и лёгкости. 
===========
Можете ли вы простить всех тех, кто живёт не так, как вы?

Можете ли вы отпустить на свободу всех, кто имеет отличающееся от вашего собственного мировоззрение?

Можете ли дать себе свободу от инакомыслящих, позволив себе не удерживать их образы внутри себя? 
============
Если можете — отпускайте. Вселенная большая, её на всех хватит. Мы же, не удерживая их больше, освобождаем место для чего-то нового. Чего-то желанного, чего, может быть, никак не удавалось достичь.

Цитаты

“Любовь, которая удается…начинается с отношений между мужчиной и женщиной. Все остальные отношения позже вырастают из этой любви. Они являются основой всех межличностных взаимоотношений, и нас непреодолимо тянет к ним. … В них мы растем. Тот, кто решился пойти на эту любовь, через какое-то время выходит за ее пределы…эта любовь приносит детей. .. эта любовь идет дальше и становится любовью родителей к детям. Любовь, которую познают дети, возвращается обратно и течет к родителям. Так растут дети, до тех пор, пока они сами не начнут искать мужчину или женщину, и тогда поток жизни продолжает свой путь и течет через них дальше.”(Хеллингер.«Счастье, которое остается».Гл.Любовь, которая продолжается.)

Когда люди повзрослеют…

Думаю я… Что когда человечество психологически повзрослеет, главное, что изменится — отношение к самим себе, к человеку. К маленькому, развивающемуся, зрелому или старому. Всё будет важным. Любая стадия, любой этап жизни наконец-то вместятся в фокус. Каждая фаза по отдельности и все вместе. Равноважные и одинаково ценные. Пока фокус на фрагментах, а остальное обесценивается — «всё решает детство», «важно успеть пока не состарился», «человек в рассвете сил», «старость нужно уважать» — нет никакого гуманизма. Все вышеперечисленные выражения это штампы-фокусы маленького сознания, неспособного вмещать ценность жизни целиком. 

Нельзя строить жизненную стратегию на «вот вырастешь, тогда и…» или «успевай, пока молодой» и «кому нужны старики и старухи».

Там, где есть «важное» одновременно присутствует «неважное» всё остальное. Но нет ничего вторичного в жизни, значимо всё. И детская потенциальность и старческая способность обобщить прожитое.  
—-
—-
А взрослеем ли мы в целом? (Понимаю, что кто-то готов усомниться) Для меня это неоспоримый факт. Даже то, что видно из моего личного опыта, тому свидетельствует.

Люди становятся более внимательны к тому, чего ранее даже не замечали. Не все конечно же — общество зреет неравномерно — но тенденции проступают отчётливо.

Сначала на уровне «я так это чувствую», затем «у меня есть убеждение» и уже после — «я строю свою жизнь исходя из этого неоспоримого факта».
29.10.2019

/фото: в Питере сегодня прям настоящий зимний день/

Многие знают о моём неравнодушии к братьям меньшим. И я очень рада, что тема правильного питания домашних питомцев звучит в сетях в последнее время всё громче. Мне встретился очень хороший текст с объяснением почему нельзя кормить животных сухими кормами. Сохраню его здесь тоже. Потому что это важно, и потому что животные сами за себя не напишут, не донесут до людей свои нужды. Но они так много делают для нашего душевного равновесия, имеет смысл быть им за это благодарными, и обеспечивать хотя бы самым необходимым.
—–
—–
Сергей Данилов: 
“Почему мы кормим элитных розыскных собак мясом и зачем кошке куриная голова.
Я не любитель строчить посты в ФБ но уж больно часто мне, как кинологу с двумя медицинско ветеринарными образованиями, стали задавать вопрос – Серег, а чем кормить кота, собаку.? Как то через друзей занесло меня в группу замечательного человека Андрея Баширова счастье иметь котов. И решил я, хватит. Расскажу почему мы не кормим розыскных собак сухим кормом. 
А все элементарно. После сушки собака напроч утрачивает нюх. Да, да, именно напроч. Изменяется химия всей обонятельной системы. Такие собаки уже не годны к тяжёлой службе на благо человека. Нет нюха, нет выносливости. Конечно, пёс учует хозяина, дом, соседей. Но взять след преступника, это уже совершенно другой нос и совершенно другая работа организма под названием волк. Именно волк, так как все собаки без исключения имеют 99% гена волка. И не важно как эта порода выведена. 99 процентов будет волчья генетика.
Уже после этого довода у хозяев зверушек должны отпасть все вопросы. Ведь если препарат изменяет химию мозга то лучше его не употреблять. Именно по этому провалом закончились все эксперименты по внедрению в пищу человека таких же сублиматов. Если организм животного выдержит 5-8 лет сухого измора то организм человека ломался уже через 18 – 20 месяцев применения такого “питания”, летели почки, печень, отказывала поджелудочная, организм жирел, старел и умирал. Особенно страдала нервная система. Поверьте, таких экспериментов была масса, особенно в разработках питания для полётов в другие галактики, планеты, космос и другие сферы. Но…. Сушка это прежде всего удобство для хозяина и не более того. К сожалению братья наши меньшие не могут нам сказать НЕТ. Они наши заложники, нашего безумия и бездушия.
Так вот. Во первых. В ветеринарных академиях не изучают рацион кормления кошек и собак. Удивлены? Поэтому ветеринар ВСЕГДА ВАМ СКАЖЕТ КОРМИТЬ СУШКОЙ. Если что то с животным произойдёт он обязательно свалит все на производителя корма. Всегда! Это аксиома. Всё что я знаю о кормлении облигатных хищников изучалось собственным опытом, научным опытом зоологов, научными исследованиями очень авторитетных специалистов в области спасения редких хищников. Это была и есть моя работа как кинолога, ветеринара, заводчика овчарок и волею судеб я был подопытным кроликом в нескольких экспериментах выживания и питания человека и животных в экстремальных условиях вечной мерзлоты с использованием сухого сублимированного “корма” для людей. Я знаю это не понаслышке и знаю ПОЧЕМУ никогда и нигде не кормят тигров, львов, рысей, волков, диких кошек сухим кормом, ни в каких зоопарках мира! Это очень дорогие животные и стоят они очень дорого.
Во вторых. Сказка о том, что за века существования собак и кошек рядом с людьми они изменились и стали жрать нашу пищу так и останется сказкой. Нет. Ни у одной кошки или собаки не поменялась генетика, не поменялась форма челюсти, не поменялась ткань поджелудочной железы и желудка. Не изменился прикус и не выпали зубы. И самое главное у них не появились новые ферменты для переваривания каши, риса, картошки и варёного мяса. Зато появился сахарный диабет, ХПН, дисплазии, ожирение, гепатоз и куча всего, чего ещё 30 лет назад мы слухом не слыхивали в наших академиях. 
А теперь третья и самая главная часть. В чем отличие сушки от мяса.
Запомните раз и навсегда в сушке НЕТ МЯСА. Никакого. Это чистый сублимат. Это пептиды, частички белков. То что осталось от мяса. Все. Вопрос закрыт. Что такое сублимат ? Гугл вам в помощь. Инфы море. А лучше попробуйте 7 дней питаться только сублимированной пищей. Уверяю что на пятый день вы сами дадите ответ на этот вопрос. Я это проходил лично когда участвовал в экспериментальной группе по исследованию жизни за полярным кругом вместе с собаками. Но организм животного намного выносливее чем наш. И сублиматом они могут питаться долго. Очень долго.
А теперь самое главное.
Чем кормить. А вот тут решать только вам. Я не против сушки. В определённых моментах она может выручить. Но….Немного физиологии..и это самое важное. Прочитайте это до конца! 
Сублимат для животного это фактически переваренная, ферментированная искусственным путем пища. Помните что там нет мяса а только пептиды? Тесть, при производстве, мясо ферментировали, а потом тупо высушили добавив кучу всякого балласта. Именно по этому извиняюсь животные ходят какать на кормах каждый день. Это выходит балласт. На мясе хищник ходит какать раз в 2-3 дня и практически без запаха.
Так вот. При поедании сушки у животного полностью выключается ферментативный аппарат поджелудочной железы! А зачем нужны ферменты если пища уже ферментированная? 
Сейчас мы получили уже особей которые имеют практически атрофированную железу. Это кошки и собаки в 15-20 поколении питомников сушечников. Хотя в США уже забили тревогу. В питомники вывозят наших “мясных” собак. Страшно? Очень. Я как кинолог уже впадаю в панику.
Дальше ещё важнее.
Если такому животному дать мясо оно не будет его жрать. Почему? А помните почему мы не кормим служебных собак сушкой? Догадались? Правильно. Атрофированы участки мозга отвечающие за обоняние. И то, что это вызвало, в составе корма НЕ УКАЗАНО. Так вот, эта атрофия передаётся генетически так же как и атрофия ферментативного аппарата. 
И даже если животное все же съест это мясо то извиняюсь будет срать дальше чем видеть. Почему? А ферментов то нет. И бактерий нет. Ничего нет. Ясно дело обкакаешся. Вот отсюда и диабет и жировой гепатоз.
Но, воскликтите Вы! Мой Васька 15 лет на корме и все хорошо. Да! Ваш Васька имеет генетику мегаживучего уличного кота. И он проживёт 18-21 год без проблем. А вот кошка из питомника уже 129 поколении без ферментов. Поэтому её с хпн в 5 лет потащат в ветеринарку. Проживёт она лет 10 (возможно) и помрёт от раннего старения организма на 8 минимум лет раньше. Помните я выше рассказывал, что организм стареет на сублиматах? . А хозяин оставит кучу денег в той самой ветеринарке.
Ну а теперь о КУРИНЫХ ГОЛОВАХ. Как человек долгое время изучающий научные исследования в области питания облигатных хищников я подтверждаю, что самое питательные для кошек это головы. Именно там содержится омега 3,6 и коллаген. Для них это самое важное для репродуктивной системы. Именно по этому кошки из питомников рожают сейчас по 1-3 котёнка и те ослаблены. А дворовая кошка по 3-8 котят. Невозможно в сушку заложить ценную омегу и коллаген. 
Поэтому кошка в первую очередь у мышки ест голову и лапы. Все остальное как правило остаётся, если кошка не голодна. Так же и тигры, львы. Голову и лапы себе, а тушу гиенам. У собак немного по другому.
Именно из головы и шеи кошка получает ценный кальций.
Я молчу про такие ценные элементы как таурин. Для кошки это жизненно необходимо в отличие от собак. . В академии мы изучали, что промышленный таурин усваивается на 3-7%.
Поэтому головы кошкам нужны обязательно. И именно сырые. В варёных ничего уже ценного нет. Не надо боятся косточек. Эти косточки никогда не навредят животному. Высокая кислотность и специальные ферменты растворят их полностью. У человека таких ферментов нет. Чувствуете отличие? Но животным категорически НЕЛЬЗЯ ВАРЁНЫЕ кости. Их организм не может их переварить и усвоить. Ведь в природе они не варят суп. Поэтому столько трагедий происходит когда по незнанию животным дают варёные кости. Нельзя! Только сырые. Кошкам только шеи и головы кур. 
Но! Если кошка ест сушку она не сможет переварить эти самые головы и шеи. Почему!? А помните, что на сушке нет ферментов? Вот по этому. Мало того, у животного на сушке адским образом меняется кислотность желудочного сока. Ииииии…. все. Кости и мясо перевариться уже не могут. Вот поэтому кошечки и собачки так стали много болеть вирусной инфекцией. Нет кислоты, нет защиты. Уверяю вас, у хищника кислота уничтожит любого глиста. Вы не задумывались почему теперь рекомендация глистогонить каждые 3 месяца? А вот по тому, что кислотность ноль. Защита тоже ноль. А как животные заражаются глистами? Знаете? Элементарно. Вы приносите их домой на своей обуви. Именно яйца глистов так и распространяются. Не из мяса они прыгают, а из извините говна. А собачки жрут это говно на улице, на что мне пострянно жалуются хозяева, не понимая, что собаке нужны ферменты. В сушке их нет, а где есть? Правильно, в дерьме и на помойке в гниющих отходах. Это не собака помоишная, это инстинкт выживания гонит её к помойке жрать падаль. А вот кошке падаль не нужна. У них другие ферменты. Именно поэтому мы получили такое огромного количество кошачьей лейкемии, вирусов и всякой гадости которой наши кошки и собаки не болели. Правильно, из заграничных питомников. Именно от туда к нам хлынул поток носителей этой заразы взращенной на сублиматах. И поверьте я как врач не припомню даже 10 лет назад таких критических изменений у животных. И эти изменения уже считаются в ветеринарии нормой. И они нарастают как снежный ком снеговика. Норма когда весь собачий питомник гибнет от короны. А питомник чем кормится? Сушкой. Любой более менее грамотный вет скажет вам, что при короне питание должно быть только мясным! Это закон! И через 6 месяцев собака будет здорова. 
Если вы хотите кормить кошку правильно то её пища – мясо мышц (именно мышц, не вырезка из грудки), сердце, желудки, печень, шеи и головы кур обязательно. Без них животное не получит кальций. Но, шеи и головы вводятся только после полного восстановления ферментативного аппарата животного. Нельзя кормить кошку и собаку вареным. У них нет ферментов что бы это переварить. Эти ферменты есть только у нас, людей. У них нет и не будет. Конечно, они будут это есть. Но помните, их организм постареет раньше, намного раньше. Это не означает болезни, это просто ранняя старость от изнашивания органов и систем. 
Кошкам не нужны овощи и каши. Это тоже ранняя старость. Собакам напротив нужны овощи и то что извините гниёт. У них другие ферменты. Не такие как у кошек.
Вот вкратце все. Помните, что животные это не люди. И организм у них другой, намного сильнее нашего. Не сравнивайте их с собой. Тогда ваши питомцы будут вас радовать долго, долго. Конечно можно кормить питомца готовым пакетиком, сушкой. Но вы же понимаете, что ребёнок взрощенный на картошке фри будет иметь не здоровую генетику, диабет и передаст свои гены детям, а те внукам. В итоге все будет очень плачевно. Люди уже поняли, мы то, что мы едим. А вот братья наши меньшие оказались заложниками нашего невежества и лени. Для меня уже не удивление когда заводчики даже не знают, что собак и кошек когда-то лет 20 назад кормили мясом. Они этого не знают, реально думая, что из покон веков их кормили сушкой. Это страшно, это печально и это надо менять. Менять пока не поздно. Слава Богу, что сейчас появляются целые питомники собак и кошек на мясном рационе. И это радует. Радует результатами и здоровыми животными.
Несите в Мир добро!” (с)

Я и моя кошка Шейла

Почему люди, порой, боятся психотерапевтов

Мне нравится, что люди имеют желание обходиться без помощи психотерапевтов. Ко мне часто общаются с запросами, в которых заложено «дай то, чем я смогу сам себя исправить».

По-большому счёту я и занимаюсь этим — обучаю, помогаю приблизиться к способности «я-самности».

Никто другой не знает как лучше для вас. Он может знать как оно лучше вообще в целом, как чаще всего бывает у других людей и какие, даже в вашем уникальном случае есть (не могут не быть) общие с другими людьми места.

Например, в физическом теле у всех есть сердце, как орган. Оно может быть больше, меньше, может быть слева или, как у некоторых людей — справа. В отдельных случаях оно может быть даже частично механизированным, с искусственными частями — и так бывает, что поделать. Но, главное, оно есть. Без него нельзя.Этим я, как помогающий практик, и отличаюсь. Я знаю, что — есть. Знаю об устройстве и функционировании психического — конечно не всё, но гораздо больше многих — ведь я посвятила исследованиям и добыче этих знаний много своего времени. Сначала добывала знания, а затем обучалась навыкам как проводить в эти знания других. Не умом проводить, а позволяя добывать свои собственные ощущения, доказательства.На примере с сердцем — моя задача не просто сообщить вам, что нечто психическое существует, а ещё и позволить вам в этом убедиться.Потому что обнаружив такое «сердце» в своём тонком мире, вы сможете строить свою жизнь уже исходя из этого важного факта. Без помощи терапевта. Как раз то, чего вы и хотели бы. Но пока есть сложность — вы не знаете как вы устроены, или знания ваши гипотетические, без связи с вашими ощущениями — вам может понадобиться тот, кто глубоко и не теоретически убеждён, что у вас есть «сердце». Он слышит своё, умеет строить свою жизнь исходя из его присутствия, и значит, может быть полезен.Так выглядит, условно, хорошая часть нашего стремления к самостоятельному управлению своей жизнью.

Но есть и другая, плохая. Та, которую мы наблюдаем при наличии серьёзного сопротивления в том, чтобы позволить себе обратиться за помощью в принципе.

Нездоровая часть «я-самности», которая возникла из боли прошлого опыта. Когда Я-не-знающая, на свой запрос получала не только полезные знания о мире, жизни, себе — но имела опыт объективации меня, манипулирования мною. Когда мою потребность заполняли тяжелым и, что называется, не по адресу — не мне предназначенным.И оставаясь сосредоточенной на этой прошлой боли, я не могу исцелиться, не могу заняться собою сегодняшней в полной мере. Потому что теперь уже боюсь помощи, связанной с моим самоощущением, вообще.Помочь этому с позиции ума сложно. Интеллектуализация в эту темень не светит. Светит только чувственное. Но на него-то как раз у нуждающегося и больший запрет.Чем можно помочь, если рядом с нами такой человек, который словно бы погибает от невозможности принимать? Не мешать ему тонуть.

Все остальные способы будут полумерами. Мы лишь продляем его барахтанье в толще воды.

Находясь рядом — не отвлекать. Чем глубже он будет погружаться в пучину собственной боли — тем ближе его личное дно — тем темнее. И вот в этой темноте у него и появляется, наконец, шанс заметить откуда проступает свет и начать двигаться по этому лучику.

Умелая помощь — это способность не причинять её, когда кто-то рядом движется к своему дну. Не выключая при этом свой внутренний фонарик.

Лучи, пробиваются сквозь толщу воды

Говорим о смерти, войне, насилии

Один из довольно частых вопросов, который задают родители — как говорить с детьми о смерти, войне, насилии. Можно конечно много рассказать по каждой теме отдельно (какие компоненты включить, что обязательно не забыть упомянуть) но главное здесь, на мой взгляд — с кем говорить. Ведь понятие «дети» включает совершенно разные состояния человека от младенчества до взрослости.

Дитя-младенец и дитя пятнадцати лет — это очень разные этапы состояния сознания. (Не говоря уже о том, что вообще все дети разные и каждый ребёнок уникален в плане особенностей восприятия и понимания информации. Поэтому в принципе лучше вообще обсуждать вопрос в ракурсе — как говорить с этим конкретным ребёнком.)

Главное отличие младенцев, детей раннего возраста и более старших — в совершенно разной способности воспринимать и анализировать информацию.

Чем младше ребёнок — тем меньше детализация впитываемого.

От самого факта, присутствия чего-либо в мире («Это есть»), мы переходим к его признакам («Это — такое»), постепенно усложняя объяснения, следуя за детским интересом, но не увлекаясь, чтобы не перегрузить лишним. Потому что возьмёт — без нарушения целостности — детское сознание лишь столько, сколько сможет вместить.

Важно упомянуть, что обычно бывает бесполезно готовить какие-то конкретные слова. Особенно, если ребёнок маленький. Потому что чем меньше дитя, тем более оно настроено на невербальный контакт. И считывает оно информацию не из слов, а из нас.

Наши эмоциональные переживания во время поднятия темы, не останутся незамеченными. Готовить к говорению нужно себя.

Поэтому так бессмысленно пытаться воспитывать детей словами. «Живи не как я живу, а как говорю» — вот это не пройдёт.

Приходя в этот мир младенец сначала впитает в себя эмоциональный слепок близких взрослых целиком. Наши отношения, чувства, образ мышления… И только уже позднее его мозг начнёт прописывать детали. В том числе и через слова. Потому первоначально важно не что мы говорим, а чем в целом наполнены родительские сосуды души.

Основной же ответ на вопрос «как говорить с детьми словами через рот» таков: постепенно усложняя информацию, добавляя деталей, расширяя тему, вписывая в неё всё больше сфер жизни.

При этом сканируя как ребёнок с этой информацией справляется эмоционально. Остаётся ли он в эмоциональном равновесии, выдерживает ли её самостоятельно, или нуждается в поддержке взрослого.
(Через ответные вопросы: что ты об этом думаешь? что чувствуешь? как тебе то, что ты узнал?)

Начинаем, как правило, всегда с констатации факта — да, люди умирают — и ты, и я — но это ещё нескоро.

Переходя к — да, иногда люди умирают не доживая до старости, и этому есть причины…
Постепенно подводя к возможности ребёнка-человека вместить весь экзистенциальный ракурс темы. О том, что смерть это часть жизни. И о том, как важно эту жизнь беречь.

Лучшим помощником ребёнку при знакомстве с большими темами будет взрослый. Остающийся рядом в состоянии психического равновесия и дружелюбия, вне паники или агрессии. Слова же вторичны и подбираются по ситуации.

Сетевая экология

Продолжая тему экологии общения в сети.
Благодаря соцсетям мы получили доступ к чужим мнениям. В реальной жизни эти мнения так же существуют, но находятся внутри их носителей. В сети же они снаружи. Заходишь в аккаунт — и вот они, мнения.

Нравятся ли нам чужие мнения или нет, второй вопрос. Главное — что они существуют. И влиять на них практически невозможно.

Нет, детское магическое мышление сохранилось почти в каждом из нас, и можно возразить: а я вот скажу, сделаю что-то хорошее и меня полюбят. 🥳

Привет, наивный малыш! Плохая новость. Можешь уделаться, уговориться, урассылаться добрых открыточек с котятами и букетами, но если у человека есть внутренняя причина не относиться к тебе хорошо — он останется при своём.

А потому с самим фактом чужого мнения о нас нужно просто научиться жить. Это печально, но вот так оно в этом мире. И чем скорее мы это понимаем, тем быстрее отболит.

Они есть и будут — хорошие и плохие — точка.

Экология же отношения с чужими мнениями описана в выражении «не принимай близко к сердцу».

И тут уже важно понимать — где то мнение, а где твоё «сердце».

Годные мнения допускаются ближе, негодные — пусть живут за забором.

Потому что лучший способ заботы о своём сокровенном — это хранить его внутри себя, допуская к нему лишь избранных и проверенных, которым доверяешь. Приучая своё сердце всё к большей и большей открытости только когда окрепнет. Чтоб выносить чужое недоброе.

Для открытости очень важна чистота и безопасность. О ней придётся позаботиться. Благо, что создателям соц.сетей кое-что о людях понятно, и практически каждая из сеток имеет свои механизмы для блокировки.

Я вот сейчас с интересом наблюдаю за некоторыми «зазаборными» мнениями. Которые, вроде как обсуждая текст, почему-то касаются пола, психического здоровья, происхождения, возраста и семейного положения автора текста. Всего, кроме мыслей изложенных в тексте.

(Потому что про мысли аргументов нет, а ответить хочется. И единственный доступный способ — накорябать мелком на заборе «Ленка-дура!»😄)

Нет, такие мнения мне интересны только в аспекте явления. Изучить их, и, наколов булавкой, поставить на стол в виде экспоната.

Кстати, интересно, что само слово «мнение» связано с «мнить». Которое, в свою очередь, для меня лично, несёт оттенок фантазий, грёз, чего-то зыбкого и непостоянного. Мы все себе чего-то мним… (Дура так дура, чего там. В вашей же Вселенной )

Фото детей в военной форме к 9 мая

Давайте на правах психолога, имеющего немалые представления о детской психике, скажу почему так не надо делать? Одевать детей в военные одежды, фотографировать и называть это празднованием? Потому что это романтизация и украшательство самого страшного в нашей жизни — войны.
Воспитательный посыл, который получают через подобные действия взрослых дети — что война это здорово, это праздник, потому что потом она оканчивается победой.
А надо не так.
Война оканчивается непрожитыми жизнями с обеих сторон. Могилами. Братскими и отдельными. На которые даже порою некому ходить поминать. Потому что войны не выбирают сколько живых из одной семьи взять платой за невозможность людей жить в мире. Войны вообще не выбирают — наши и не-наши. Просто берут плату бесценным. Вот это нужно доносить до детей.

Дети не должны ходить в военной форме. Для большинства из наших предков, встретивших военные годы, эта одежда была посмертным одеянием.
Военная форма это одежда для смерти: делать преждевременную смерть, встречать её самому. Преждевременно. Оставляя следы горя везде, где ступают такие вот форменные сапоги.

Детям нужно покупать одежды про жизнь, а не про смерть.

Как человек работающий с психикой, я очень хорошо понимаю, что чувство благодарности может переполнять.

Может прийти желание попраздновать «в едином порыве». Радость единства — согласия на ценностном уровне — это великая человеческая радость. Нам по человечески важно проживать что-то вместе… Хоть то радостная победа, хоть то скорбная память.

И впереди у нас такая важная дата. Готовясь к ней, вслушайтесь в то, чем она звенит лично вам.
Мы все с вами родом из общества, где указания как правильно жить, думать и чувствовать выдавались сверху.

Но сегодня мы можем выбирать. Например — осознание. Что ни одна общность не стоит того, чтобы платить за неё через облачённых в одежду для смерти детей.

Мирного неба нашим детям. И трезвой нам памяти. Пусть даже в одиночку, не вместе с теми, кто вот так.