«Я объявляю свой дом безъядерной зоной!»

Я пишу в сети. Иногда я пишу с ошибками. Как все люди.
Иногда мои близкие, прочитав мой текст, могут сказать — Лена, смотри, ты наверное вот тут иначе написать хотела?.. О, я конечно благодарна за то, что обратили внимание, иду, редактирую. Потому что вообще-то я люблю, чтоб ошибок не было, и чтобы читающим меня было удобно. Но иногда в комментарии приходят люди неумные, злые, которые думают, что можно хлебнуть ощущения собственной важности, ткнув меня носом в неточность (неверное употребление термина, например) или ошибку.

Как правило, эти люди не затрачиваются на вежливость, не за этим пришли. (Предположу, они наивно полагают, что их дефициты восполнятся, если откусить от другого. Но это не так, да и речь не о них.)

В этом месте от меня, к счастью, уже не отъесть.

Было дело, ага, когда недостающий или лишний мягкий знак зависал надо мною гильотиной. И Стыд-стыд-стыдище, Страшенное-Чудовище, заглатывал эту тётеньку с кучей дипломов (да как тебе их выдали-то вообще!👿) как есть целиком, и растворял в своём желудке…

Но однажды я выбрала не растворяться. Отчаянно, но самоуверенно решилась «досмотреть этот фильм до конца». И волна вдруг схлынула. А я осталась. Оценочная зависимость сменилась осознанием: Я — не мои тексты (я — не неправильная буква, запятая, слово). Это связано со мной, но не вся Я. Я больше и крепче — проверено. 😊
А еще, если у кого-то сейчас желание поиграть в школьного учителя, это меня не касается. Потому что я хочу играть в другое: в дружелюбный круг общения (и в то, что я сама его фильтрую), в вежливых собеседников, способных распознавать контексты (где статья в научном журнале, а где заметки в блоге), и в то, что мы все живые люди. А писать с ошибками не ужасный стыд, а случайность или личный выбор.
В общем, всегда говорила и повторю — «Я объявляю свой дом безъядерной зоной!» (с) Не бойтесь при мне ошибаться, друзья мои. Потому что не это в нашем общении главное.

Психика – система

Человеческая психика явление системное. Все части системы взаимовлияют друг на друга.
Можно не быть родителем в социальном смысле, но являясь родителем в биологическом контексте, человек любого пола получает более усложнённую карту психического.

Возможности развиваться, усложняться, отстраиваться от и об ребёнка/родителя… и невозможность не учитывать это — то, что мы приобретаем, входя в систему, или образуя её.

Факт появление ребёнка усложняет существующие системы на еще один неоспоримый элемент. Даже если ребёнок не был доношен — состоявшая беременность, как событие, находит своё место в психическом обоих партнёров.

Мы можем сколько угодно играть в социальные игры — отбирая или выдавая родительские права — всё это будет касаться только внешнего, правового поля. Психика человека навсегда содержит реальные факты детско-родительской принадлежности — и в приоритете значимости будут именно они.

Именно в этом месте и таятся причины многих недоразумений и, невероятно мешающих нашей жизни, ложных убеждений.

«У меня больше нет сына!», «Ты мне больше не мать!», «Какой он тебе отец? Вот твой отец!», «Приёмные и родные — равны» — фигуры речи.

Все остальные отношения (после детско-родительских) вторичны для устройства нашего тонкого мира. Мы можем сфокусироваться на надстроенных и не брать основу во внимание, лишь пока нас всё устраивает.

Но большинство проблем в этом вторичном слое увязано с неучтёнными неполадками в фундаментальных составляющих наших внутренних систем.

Принимать знания об этом и усложняться — лучшее решение для собственного психического здоровья.

Границы Я и не-Я

Всякая психика приходит в мир, чтобы волеть и управлять. Но иногда очень много времени уходит чтобы понять, что управлять нужно только собою — своей собственной тонкой Вселенной.
В сложный процесс понимания, где начинаюсь и где оканчиваюсь Я, вносят путаницу окружающие другие. Ведь они тоже, как правило, не имеют понимания, где своё, а где чужое.
Очень легко убить веру в свои силы, пытаясь управлять недоступным… отпуская свой собственный сад погружаться в хаос.

“Мама, накажи его!”

Во взрослом мире не работают волшебные фразы “Мама, накажи его!”, “я первый сказал!”. и т.п. И на “Мама, я покакал” уже никто не бежит на помощь.
Но, да, как же это было хорошо…))
А теперь: хочешь быть первым — будь, доказывай, борись. И Жизнь — она мама общая… ей все равно кто из детишек победит.

Как должна выглядеть женщина

В порядке мнения. /Не про одежду/
Когда «стилисту» от 14 и выше… (верхний предел размывается, потому что и в 50 можно быть девочкой-подростком), то он/она точно знает, 😆 как НЕ ДОЛЖНА выглядеть другая женщина.
Ну, потому что её/его Мать, точно чего-нибудь сметь не должна!
И потому что драконы из внутреннего мира постоянно совершают побеги во вне.🦖

И только пройдя свой внутренний ад конкуренции с Матерью, и отвоевав (в своей внутренней войне) право быть взрослой (женщиной, личностью, или просто быть) перестанешь указывать остальным, какими им должно быть.

А что касается подобных (см.фото) рекомендаций, то — какую взрослую женщину интересует, что ей там пытаются запретить надевать?.. Мне 53, и джинсы-рвакли мне “к чему”, детка. 😉😘

Сложно быть профи и не просачиваться личностью в то, чем занимаешься. Пока ты неидентифицируемая часть проф-эгрегора, личностных проблем заметно не будет. В той части профессионального, где захочешь быть индивидуальностью — проступание личных процессов неминуемо.

И тут уже от тебя зависит, будешь ли ты к проявившимся косякам внимательным — станешь учиться и расти через них — или упрёшься рогом.
——-
UPD. Да, для подростка одежда — способ конфронтировать и отстраиваться, но инициирующая Мать(тм) на то и Мать, чтобы оставаться реалистично устойчивой. Хочешь прав? – Возьми. Свои, не мои. 😊

Страх близких отношений

Страх близких отношений не возникает без причины. Эти причины можно разделить по уровню глубины залегания, если можно так выразиться.
И психотерапевтическая помощь, таким образом, будет строиться исходя из уровня, на котором причина находится.

🔸Самый верхний слой — когда причина содержится в пережитом неудачном личном опыте.
Юная девушка ожидает от молодого человека такого же уважения к собственным чувствам, как проявляет сама. Но молодой человек имеет свои представления о том, какими должны быть взаимоотношения партнёров, он менее чувствителен и излишняя ранимость подруги ему непонятна. Он часто раздражается на её реакции, использует особое расположение партнёрши, не считаясь с её интересами. Расставшись, девушка переживает страх новых отношений. (Понятно, что пол партнёров тут значения не имеет, бывают и обратные примеры).

Довольно часто такие ситуации возникают из-за коммуникативной некомпетентности. У очень «домашних» детей, не имеющих возможностей для свободного общения в подростковых компаниях, полностью посвятивших себя в тинейджерстве учёбе, спортивным достижениям на радость учителям и родителям. В то время как подростковость — время освоения навыков межличностного общения, заведения друзей, поиск близких по духу.

К факторам, отягощающим период, можно отнести серьёзную болезнь, переживание особых семейных обстоятельств — эмиграция, тяжелые заболевания и смерть близких родственников. В общем что-то, что отвлекло от естественного хода адаптации к социуму, от наработки опыта общения с равными: как вести себя с партнёром, как договариваться о совместной деятельности, распределять ответственность в общих проектах, уважая личные границы.

Неудачный опыт порождает страх.
Лечится такой страх наработкой навыков, их тренировкой. Полезными тут будут и индивидуальная, и (позднее) групповая терапия. В формировании умений экологичного взаимодействия групповые методы работы довольно эффективны.

🔸Ко второму слою можно отнести тот особый опыт сопричастности партнёрским отношениям взрослых, который мы переживали в родительской семье. Если преобладали семейные истории, в которых «никто никогда не был счастлив», где отношения предыдущих поколений распадаясь, переживались как предательство, измены, крушение надежд, то страх собственного партнёрства вполне объясним.

Так как дети эмоционально «заражаемы», то рядом со взрослыми, расплёскивающими на детей свои переживания, ребёнок вынужден быть своеобразным контейнером. И, выходя во взрослую жизнь, он будет относиться с опаской к партнёрству, ожидая уже знакомых тяжелых чувств. Как говорится, по следам предыдущих поколений.

Поможет в этом случае индивидуальная терапия по пересмотру убеждений, коррекция представлений о здоровых эмоциональных границах, отделение иррациональных детских переживаний от реальных взрослых представлений о жизни.

🔸Следующий слой, лежащий на ещё большей глубине, связан с так называемой травмой привязанности. Теми особыми событиями детской истории человека, которые имели место в раннем возрасте. Холодность, жесткость, или тяжелая болезнь и безресурсность значимого взрослого, имевшие место в раннем детстве разлука с родителями, госпитализация, раннее посещение детского сада, яслей — такие события не проходят бесследно.
Психическая потребность ребёнка в заботе о его эмоциональном благополучии, оказывается неудовлетворёной. Подрываются основы доверия к людям. Естественно, это не может не сказаться в дальнейшем.

Работа по формированию адекватного компенсаторного механизма у травмированной в детстве личности, потребует высокого уровня квалификации у специалиста и сильной мотивации у клиента. Ведь это как раз тот случай, когда быстро поправить ситуацию невозможно. Уместна длительная психотерапия, часто не менее 1-2 лет. В течении которых будут прорабатываться заряженные тяжелым эмоциональным опытом воспоминания из прошлого, и только позже можно будет подойти к рассмотрению актуальной потребности в партнёрстве.

Обычно я не рекомендую начинать отношения в фазе проработки тяжелых детских историй. Во-первых, это будут чаще всего нездоровые слиятельные отношения, оттягивающие на себя и так небольшой ресурс клиента, а во-вторых, как правило, такие отношения распадаются, лишь только клиент почувствует себя чуть более целым. (А на завершение отношений тоже ведь понадобится ресурс!)

Сложность работы с такими случаями состоит в том, что клиенту необходимо испытывать доверие к специалисту — с чем у него как раз основная трудность. И, получается, что в самом начале пути к исцелению, человек вынужден преодолевать страх сближения. И здесь мало чем может помочь специалист, если несмотря на его дружелюбную стабильность, готовность к продвижению, клиент, не выдержав внутреннего напряжения, уходит из терапии. К сожалению, такие случаи не редкость.

Эмоциональная близость — великая человеческая ценность, требующая от некоторых людей большого мужества. Решайтесь. ☘️

В спорах рождается истина

В спорах рождается истина — говорили мне.
Я проверила. Не рождается.
Ни в спорах, ни в дискуссиях, ни в претензиях кому-то.
Всё, чем может быть полезен спор, это возможностью увидеть противоположности. Опознав через них свой внутренний конфликт, я могу признать его для себя значимым. И только если после этого я дам своему внутреннему конфликту достаточно искреннего внимания, только тогда родится она, моя драгоценная истина.
Рождавшие знают цену рождения.

“Как закрыть тему родителей?”

Случившееся с нами прошлое — это навсегда. Детство, которое было, родители, всё — не заменяется и не сдаётся в утиль в процессе психотерапии. Нельзя «закрыть» тему детства или отношений с родителями. Её, наоборот, нужно «открыть». Открыть, протоптать чтоб из рваного пунктира путанных тропок превратилась в широкую трассу.

Мы ведь все родом из СВОЕГО детства. Корни там, сила там, ответы на кучу вопросов — там. Даже если были сложности, драмы и испытания — сегодняшние наши задачи, те, что выглядят нерешаемыми, решаются лишь о прошлое.

Хоть миллион часов личной психотерапии имейте. У меня сегодня спросили сколько их было — а я утратила им счёт, более чем за 25-ть лет психо-практики. Но если в настоящем у меня что-то не решается, если усилия не ведут к результату — я иду в прошлое, и чаще всего именно в детские годы. Иду за ответами в свои отношения с родителями. Потому что это они моя главная первая карта мира.

Все сегодняшние погрешности из-за того, что я тогда ошибалась формируя свои представления о жизни. И порою уже непринципиально чья там была ответственность. Успех моих сегодняшних задач — он мой.

И я снова туда иду, в подвалы памяти, к своим сундукам с наследством. Иду с надеждой развязать очередной узелок, освободить себя еще от одной иллюзии.

За годы практики там уже местами давно не тропы, а маршруты с указателями.))

Поэтому — внесите поправку, если заблуждались на этот счёт — не закрывается тема про маму и папу. Но с каждым разом ходить становится легче. Безопаснее, увереннее, быстрее.

Психотерапия не избавляет от прошлого. Она с ним примиряет. И это круто, на самом деле.

Любовь к себе

Почему так трудно полюбить себя?
— Потому что трудно отвлечься от других, и повернуться вовнутрь.

Снаружи весело. Ярко и радостно горят костры инквизиции. Вот тут тебя кто-то «бесит» — в костёр его!
А вот этих ты «люто ненавидишь» — туда же! (А-а-а, как трещит кострище громко — смотри, уж за две сотни комментов перевалило!..)

А этих ты — «просто не понимаешь» (на самом деле тоже ненавидишь, но стесняешься писать очередной пост про ненависть). Непонимание, в принципе, отличный повод для костра. Ты только зажги, непонимающие всех стран подтянутся. Придут, свои примеры принесут, поддержат огонь. Как-то вроде бы даже согреешься мыслью — я не один в этом.

Но тссс… кто там всхлипывает одиноко в темноте? Что-то снова досадно потянуло печалью сиротства…

«Не спрашивай по ком звонит колокол: он звонит по Тебе» — помнишь? Так же и с кострами твоими внешними. Кого бы ты не сжигал на них, жечь ты пытаешься собственные тени.

А им-то что! Тени не горят. Они ждут согласия.

Пробуй вспоминать:
любовь к себе — это тёплый огонь вовнутрь.

Родителю о подростке

/Заметки психотерапевта/
Подростковый возраст — трогательный период, острый, сложный для большинства.

Детская идентичность рушится, на её место приходит неизвестное новое. Причем грузится это новое неравномерно и на ходу.
Окружающие не делают практически никаких скидок на внутренние процессы. Не делали. В наше с вами время перехода было так.

Психическому уделялось мало (а порой вообще нисколько) внимания. Эпоха тотального материализма ориентировала на достижения физического плана: обгони остальных в обладании материальными ценностями и властью — как потенциальным способом всегда получать материальные блага в достатке. Учись, чтобы зарабатывать.

Но время меняется и мы всё больше признаём ценность тонкого, чувственного: гармонию индивидуального и личного, духовную самореализацию.

Традиционно, период между детством и юностью считается предназначенным для учебной деятельности. Всё так, только время «учебной деятельности» не обязательно относится к изучению школьных программ. Это ведь еще и время масштабной встречи с собою. Момент знакомства со своими недетскими реакциями, выборами, желаниями.

Чтобы стать мастером — в данном случае мастерящим собственную жизнь — нужно побыть подмастерьем, слугой. Поучиться жить жизнью Человека.

Люди гораздо сложнее животных, ведь мы наделены более сложным психическим аппаратом.

В отрочестве глобальные изменения телесные совпадают с психическими. Копится заряд для перехода. С подобным совпадением мы встретимся ещё раз в старости. Когда процесс изменения физического тела (закрытие программы фертильности, например) пойдёт одновременно с трансформирующим кризисом психической составляющей.

Для этого нужно время и место. И совершенно нелишнй будет — поддержка со стороны тех, кто уже сам проходил подобное.

Если вы вспомните себя, наверное заметите, что это еще и возраст глобального одиночества.

Странно да — откуда оно, почему «я один» там, где логичнее было бы «один из многих»? Ведь все, практически все психически здоровые взрослые люди, проживают этап перехода из детства во взрослость. И человек-подросток не может не знать этого факта. Но в том и дело, что отрочество — это время первого экзистенциального столкновения со своей отдельностью. (Время сепарации, отделения, мы ведь помним, да?)

Предшествующий кризис 7-ми лет подводит — только подводит — к прозрению о том, что мама не может читать мои мысли. Но пройдёт еще несколько лет и вот она, встреча с отрицательным аспектом того же самого явления — никто не знает ЧТО ты на самом деле думаешь или чувствуешь.

Ты один, совершенно один с этим, пока не найдёшь частичной возможности объединиться в проживании, продумывании с кем-то другим. Но его ведь, этого другого, еще нужно встретить, созвучного тебе!
Да, внутренняя уникальность — дорогое удовольствие.
Не найдя разделённости во внутреннем круге, осознающая себя уникальность устремляется наружу. Чем меньше общности и поддержки у близких, тем раньше, быстрее и дальше удаляется от родителей подросток.

Какова же роль родителя в этом экзистенциальном сюжете? Можно ли её сыграть как-то вернее, есть ли что-то более гуманное и здравое кроме «мы прошли и они пройдут»?

Я вижу здоровый вариант в отделении того опыта, который неминуемо должен быть прожит самим подростком, от своего личного родительского опыта и убеждений.

Очевидно же, что рядом со зрелым взрослым ребёнку комфортнее проживать собственные вызовы. Зрелый — справившийся со своим переходом.

Как психотерапевт я знаю отличный путь к родительской эффективности — это путь снятия заряда боли и негатива с собственного детства. Проживание, трансформация скомканных воспоминаний в прочные нити выводов. Из этих нитей можно потом уже ткать холсты прочной психической реальности. Из которой шьются-вышиваются обереги нашим детям.

Берегите себя и близких, расплетайте и тките, ради более здравого будущего. Прошлое было не нашим, его держали в своих руках наши родители. Наше — то, что сделаем мы на своём месте.

7.10.2018