На стыке психотерапевтического и религиозного контекстов

/Заметки психотерапевта/

Обсуждали с другом один неблаговидный поступок общего знакомого. Деятельность знакомого связана с животными, зверюшки за себя заступиться не могут, справедливость ещё долго не случится. Поступки эти, как принято говорить — останутся на совести данного человека. Обсуждали свои чувства в связи с произошедшим: сожаление, печаль… желание справедливости. А дальше наши с другом пути к душевному равновесию слегка разошлись, встретившись лишь к завершению размышлений.

Друг склонен скорее к религиозному мировоззрению, я же больше к естественно-научному. И если для человека религиозного расплата придёт от Высшей фигуры, то для естественно-научной картины такая фигура — сам принцип организации психического.

Так что наш компромисс мировоззренческий нашелся в известной идее о том, что психотерапия — это религия (или духовная практика, духовный путь) для атеистов. В религиозном мышлении человека наказывает/восстанавливает Бог, Высшие силы, в научной картине — причинно-следственные связи.
——
В своей практике я имею дело с душевными страданиями. И как мы понимаем, большинство страданий взрослых людей корнями в детстве. Но! Именно последующие за той первичной детской травмой поступки мешают избыть первичную боль.

Вот живёт человек с глубинным страданием о собственной недостойности. Исследуя это чувство, мы можем дойти до её истоков — обнаруживаем в детстве эпизод, когда взрослые повели себя так, что ребёнок поверил в свою плохость. Наказали чрезмерно, но убедительно.

Казалось бы — ну и чудно, прорабатываем эту травму и проблема решена. (Папа поступил плохо, но ты хороший ребёнок, глубинное убеждение о недостойности было ошибочным. Ты ни в чём не виноват.) И было бы именно так, если бы память души человеческой не хранила свидетельств уже о своих недетских неблаговидных поступках. Возможно конгруэнтных. Когда ты поступал также (а может ещё хуже, чем) как поступали с тобой.

И вот тут человек действительно запутывается в сетях своего личного ада. Не нужен мифический Страшный Суд, сам принцип устройства психического обрекает человека на длительные страдания. Воспоминания о своих собственных жестоких поступках как распорки, мешают изъять занозу детской боли.

Чтобы разобрать этот клубок придётся платить дорого — временем, усилиями, осмыслением всего произошедшего, признанием своей ответственности.
——
У любого отвратительного поведения людей, как правило, всегда есть причины. В них прошлая боль, порождающая жажду мщения (меня били и я буду). Так что агрессоры — это люди с адом в душе, разворачивающимся вовне.

Но текст не о том, чтоб пожалеть страдающих агрессоров, это их задача, позаботиться о себе. А о том, что баланс виден (существует) не только в религиозных концепциях — которые могут не подходить нашей картине мира — он просто заложен в основу функционирования психического.

А ещё о том, что психотерапия стыкуется с любым идущим по пути исцеления души мировоззрением. Было б желание сдружить мировоззрения у их носителей. Чем глубже — тем меньше противоречий.

Comments

comments