О проявлении глубинных процессов

Почему мы бываем непостоянны в своих желаниях читать и слушать заинтересовавших нас людей? 
Знаете как бывает — находишь очень интересного автора, блогера, зачитываешься, и вдруг наступает охлаждение. Что происходит, какой процесс прячется в этом угасании интереса после явного очарования, восторга, почти влюблённости?

На мой взгляд, так проявляет себя процесс психической сепарации.

Может появиться даже лёгкое раздражение. Вначале мы готовы “потреблять” этот контент довольно обильно, а затем внезапно чувствуем отвращение. Появляется чувство невыносимости звучания другого — если мы пробуем потреблять этот же контент по инерции. 

Дело не в другом — это не он стал как-то внезапно нехорош — а во всё громче проступающем нашем желании знать и слышать себя.Есть в этом месте, если можно так выразиться, ловушка. 

Если мы привыкли фокусировать своё внимание на внешних объектах, мы можем решить, что дело в разонравившемся авторе. Но если позволить себе всмотреться глубже, там может внезапно обнаружится ожидание. И разочарование. “Снова неидеальный человек, какая печаль”. 

Или — в том, что это поверхностное “ПРОСТО так бывает”, “случайность”. И тут уж только собственное ощущение позволит отличить “просто” от “не просто”. И, вы же понимаете, что я пишу как раз про те случаи, которые фонят непростотой.

Если мы достаточно внимательны к тому, что происходит в нашем внутреннем мире — мы можем опознать в происходящем движение к автономности управления нашим сознанием — к осознанности. 

Психическая сепарация — движение к опознанию себя. Нам нужно себя найти, обнаружить. И проще всего это делать через подобные процессы. Было — стало. Как внимание котёнка легче всего привлечь мельтешением травинки, так и мы обнаруживаем важное через распознавание изменений.

Мне обидно /Заметки психотерапевта/

Обиженных не любят. (Сомневаетесь? Прислушайтесь к своим эмоциям в ответ на выражение «вечно обиженный». Если бы вы его произнесли.)
Почему? Потому что обида это боль. И если она не сиюминутная, значит давно уже лежит непереваренной. Добровольно участвовать в переваривании чужой боли может только человек великодушный и мотивированный, или не обременённый собственной болью. Много ли таких вокруг?
А кроме того, обида это состояние с невыраженной агрессией. Импульс гнева, недовольства есть, но он остановлен. Но есть. А значит, бабахнет неизвестно когда и как. И с целью разбираться не станет.

Попробуй, пожалей обиженного не так, как ему надо. Возможно это будет последней каплей «не так», которую он в состоянии выдерживать.

Рискуешь получить за всех, с кем он был не согласен задолго до твоего появления.

Носить обиду не выгодно, окружающие её считывают и не рискуют приближаться. Разве что случайно, или совсем безбашенные. Но нам же хочется «нормальных» людей рядом.

Еще интереснее живётся тем, кто «вовсе и не обиделся» или «забыл на что обиделся» — т.е. обернул свои переживания в слой защит под прессом еще какого-то сильного чувства. Таких тоже хронически не любят.

Лучше разбираться с чувством обиды сразу, как только удаётся его обнаружить. Потому что обида — как радиоактивный реактор внутри человека. Токсично для себя и небезопасно для близких.

“Разбираться” учатся в терапии.
Это многоуровневый навык, но посильный практически каждому человеку, способному к рефлексии.

Ранимость как свойство

Ранимые люди не задумывались природой как ранимые. Задумывались как глубоко чувствующие. Но, как всё утонченное, нуждались в более длительном выпестывании, вынашивании. Чего не случилось.
Но может случиться. Если остановленный процесс восстановить и продолжить. И на место ранимости придёт целостность. Глубокая и прекрасная в своей уникальности.
Не бросить себя, как это уже однажды сделали… А поверить, что в каждом недовершенном таится нераскрытая красота. И вложиться в неё собственной верой и силой. Выбрать себя. Целиком.

Алхимия обновления

Нужны ли психологам подробности обстоятельств? Совершенно нет! Они и вам не нужны, по большому счету. Если вы хотите равновесия (а не над златом из прошлого чахнуть), то перебирать в памяти острые осколки неприятных обстоятельств нисколько не на пользу.

— А он… а я… а я… а он…
— Слушай, терапия не ток-шоу. К чёрту слова! Нам нужно глубже. Лучше скажи — какая ты там, в тех отношениях? Беспомощная… маленькая… уязвимая? Вот что важно!
Пока ты добровольно не рухнешь с моста, выстроенного умом вокруг ваших отношений в чувство собственной несостоятельности — так и будешь годами перебирать слова.

Историю не завершить сухим воспоминанием и думанием. Нужна жидкостность чувств. Слёзы, сопли, поплывшие окаменелости масок, в которых привыкла ходить — вот это всё… Живое, оно ж всегда жидкое.

Мы не работаем тут со словами. Какая разница кто что кому сказал! Это обёртка, фантик. Умения психотерапевта лежат в области обращения с жидкими средами чувств, и выращивании в них кристаллов.
Или, как в случаях с травматичными событиями, инициацией процесса переплавки ранящих осколков в удобохранимую форму — в опыт. Но — всегда через фазу жидкости.
Такая вот алхимия обновления.

Всё будет хорошо?

Не будет «всё хорошо» с тем, что было плохо.
Назад не отмотать, и случившегося не предотвратить.
Но легче будет.
И даже когда-нибудь может стать вполне себе счастливо – не смотря на пережитое. Вернее наоборот, как раз СМОТРЯ на пережитое… Рассмотрев его тщательно со всех сторон, можно пережитое освоить. И забрав у события себя, перестать принадлежать ему. Пусть отныне оно принадлежит.

Я стою на своём прошлом.
В том числе на том, где мне было когда-то плохо. И мне хорошо теперь тут стоять, устойчиво. Я даже могу сказать:
– Эй, событие, я больше тебя! Я здесь, в настоящем. А ты – в прошлом. Я всё знаю о тебе. Ты состояло из вот этих моих чувств и ощущений. Какими бы большими они не были, но у меня есть и другие. Я жила и после тебя. А у тебя больше нечего мне сказать, кроме того, что ты было.
А ведь это хорошо, что ты было! Как еще я могла бы узнать о своих реальных размерах.

«Всё хорошо» не будет. Будет просто хорошо. Я проверяла.

Цена стабильности — жизнь

Грусть, Гнев, Отвращение, Безнадежность – это не плохо.

Плохо когда «всё нормально» и «ничего не чувствую».

Потому что перечисленное в первом случае – пройдёт.
Сменится Любопытством, Радостью, Доверием…

Как мерцающий свет на глади озера. Где одно отражение бежит за другим.

А вот «нормально» и «ничего» – ничем не сменятся.
У «нормализованного ничего» – стабильность главное свойство. Ценой жизни.

Психологические пустышки

На сегодня большая часть детской психологии работает на уровне принципа пустышки.

Что он у вас там, гневается? Рвём бумагу, бьём подушки.
Боится? Рассказываем сказку про храброго Петю.

Принцип пустышки: ребёнок плачет – заткните ему рот.

Цель такой психологии сделать ребёнка удобным для родителя. Ребёнок обманут и взрослому тихо.

Реакции заигрываются, зарисовываются, замыливаются.

Словно душа детская пришла в мир не пробуждаться и эволюционировать, а поспать, не мешая родителю.

А между тем – проблемы, встающие перед ребёнком – это задачи.
Его и взрослого, вызвавшегося быть проводником.

А чувства, вызванные его проблемами, вовсе не лишняя энергия, которую необходимо «слить». А качества процесса, которые надлежит уважать, раскрывая их глубинный и бесценный для созревающей личности смысл.
Гнев, страх, печаль… о чём-то и для чего-то.

Помочь выйти из страха

Любой из нас может оказаться в ситуации, когда кто-то рядом очень напуган. Ребёнок, старик, человек любого возраста… Становятся заметны признаки дезориентации. Человек словно бы не здесь. И это действительно так. Прошлый травматичный опыт создаёт для него иную реальность. И человек более адекватен ей, а не той, что видите вы.
Пытаясь помочь, многие начинают говорить громче. (Обратите внимание – с непонимающим ребёнком, стариком большинство говорит громче.)
Но он не понимает не потому что глух, а потому что напуган. Его мозг работает с напряжением, перерабатывая большой объём тяжелой информации. И нужно говорить не громче, а медленнее. И четче.
Подбирая простые слова, строя короткие фразы.
Человек находится буквально в двух реальностях одновременно.
И что требуется от помогающего – это создать между двумя реальностями тоннель перехода.
Между когда-то травмировавшим прошлым и сегодняшним, относительно безопасным пространством. Чем-то напомнившим ту ситуацию.
Дайте возможность держаться за ваш голос и тот коридор смыслов, который вы создаёте словами.
Направление легче уловить когда говорящий находится во внимании к расстерянному человеку.
“Я тебя вижу – я здесь – смотри на меня”.
Если он вас увидит, то сможет опираясь на вас, выйти из своего страха к вашему спокойствию.

Быть с чувством

“- Как мне с ним быть?
– С кем?
– С этим придурком!!
– Тебе не с ним быть… Тебе б ы т ь со своим чувством. Но захочешь ли ты отвлечься от декораций и взглянуть в эпицентр события?
– А-а-а…. ненавижу философов!
– Хм… а они тебя?
– Да им, похоже, нет до меня дела!
– Точно. Никому нет ни до кого дела. Всем важны только собственные чувства. А тебе?  “

Перед любовью должна прийти пустота

Люди иногда относятся к чувствам как к тому, что можно править волей. Но нельзя заставить себя полюбить или простить кого-то. Уговорить тоже нельзя.
Даже там, где у животных правят инстинкты, людям приходится иметь дело с чувствами. С любовью или ненавистью. Независимо от степени родственной близости к человеку.
Мать, отец могут чувствовать, что не любят ребёнка. Ребёнок может питать ненависть к родителям. Волей такое не исправить. Не заставить, не убедить, не уговорить.
Но можно согласиться, чтобы это случилось. Внутренним выбором сказать любви “да”, и позволить этому случиться.
Расчистив пространство, занятое чувствами иными, без рвения и ярости, дать возможность прорасти искренне желаемому.

Так же и с прощением. Не принуждать себя сделать это немедленно – а позволять душе освободиться от всего, что заняло место согласия. От гнева, печалей, жажды мести… всего.
Главное условие прорастания искренней любви и прощения – пустота. Сначала должна прийти пустота.
А дальше, «свято место пусто не бывает», помните?
Святым – светлым, чистым – место наших взаимоотношений с другим делает наша честность. И смиренное согласие дождаться тёплых чувств, расчищая себя от «сорных».

И, если вы не заблудились в том, как должна по-вашему выглядеть любовь, она придёт. Как естественное и самое вероятное чувство между людьми.

UPD. Возможно она будет отличаться от ваших представлений – окажется слишком тихой и тонкой… А может оказаться – вы это вдруг осознаете – что она и так всегда здесь была. Просто иные, слишком громкие чувства заслоняли вас от понимания этого.