Говорим о смерти, войне, насилии

Один из довольно частых вопросов, который задают родители — как говорить с детьми о смерти, войне, насилии. Можно конечно много рассказать по каждой теме отдельно (какие компоненты включить, что обязательно не забыть упомянуть) но главное здесь, на мой взгляд — с кем говорить. Ведь понятие «дети» включает совершенно разные состояния человека от младенчества до взрослости.

Дитя-младенец и дитя пятнадцати лет — это очень разные этапы состояния сознания. (Не говоря уже о том, что вообще все дети разные и каждый ребёнок уникален в плане особенностей восприятия и понимания информации. Поэтому в принципе лучше вообще обсуждать вопрос в ракурсе — как говорить с этим конкретным ребёнком.)

Главное отличие младенцев, детей раннего возраста и более старших — в совершенно разной способности воспринимать и анализировать информацию.

Чем младше ребёнок — тем меньше детализация впитываемого.

От самого факта, присутствия чего-либо в мире («Это есть»), мы переходим к его признакам («Это — такое»), постепенно усложняя объяснения, следуя за детским интересом, но не увлекаясь, чтобы не перегрузить лишним. Потому что возьмёт — без нарушения целостности — детское сознание лишь столько, сколько сможет вместить.

Важно упомянуть, что обычно бывает бесполезно готовить какие-то конкретные слова. Особенно, если ребёнок маленький. Потому что чем меньше дитя, тем более оно настроено на невербальный контакт. И считывает оно информацию не из слов, а из нас.

Наши эмоциональные переживания во время поднятия темы, не останутся незамеченными. Готовить к говорению нужно себя.

Поэтому так бессмысленно пытаться воспитывать детей словами. «Живи не как я живу, а как говорю» — вот это не пройдёт.

Приходя в этот мир младенец сначала впитает в себя эмоциональный слепок близких взрослых целиком. Наши отношения, чувства, образ мышления… И только уже позднее его мозг начнёт прописывать детали. В том числе и через слова. Потому первоначально важно не что мы говорим, а чем в целом наполнены родительские сосуды души.

Основной же ответ на вопрос «как говорить с детьми словами через рот» таков: постепенно усложняя информацию, добавляя деталей, расширяя тему, вписывая в неё всё больше сфер жизни.

При этом сканируя как ребёнок с этой информацией справляется эмоционально. Остаётся ли он в эмоциональном равновесии, выдерживает ли её самостоятельно, или нуждается в поддержке взрослого.
(Через ответные вопросы: что ты об этом думаешь? что чувствуешь? как тебе то, что ты узнал?)

Начинаем, как правило, всегда с констатации факта — да, люди умирают — и ты, и я — но это ещё нескоро.

Переходя к — да, иногда люди умирают не доживая до старости, и этому есть причины…
Постепенно подводя к возможности ребёнка-человека вместить весь экзистенциальный ракурс темы. О том, что смерть это часть жизни. И о том, как важно эту жизнь беречь.

Лучшим помощником ребёнку при знакомстве с большими темами будет взрослый. Остающийся рядом в состоянии психического равновесия и дружелюбия, вне паники или агрессии. Слова же вторичны и подбираются по ситуации.

Сетевая экология

Продолжая тему экологии общения в сети.
Благодаря соцсетям мы получили доступ к чужим мнениям. В реальной жизни эти мнения так же существуют, но находятся внутри их носителей. В сети же они снаружи. Заходишь в аккаунт — и вот они, мнения.

Нравятся ли нам чужие мнения или нет, второй вопрос. Главное — что они существуют. И влиять на них практически невозможно.

Нет, детское магическое мышление сохранилось почти в каждом из нас, и можно возразить: а я вот скажу, сделаю что-то хорошее и меня полюбят. 🥳

Привет, наивный малыш! Плохая новость. Можешь уделаться, уговориться, урассылаться добрых открыточек с котятами и букетами, но если у человека есть внутренняя причина не относиться к тебе хорошо — он останется при своём.

А потому с самим фактом чужого мнения о нас нужно просто научиться жить. Это печально, но вот так оно в этом мире. И чем скорее мы это понимаем, тем быстрее отболит.

Они есть и будут — хорошие и плохие — точка.

Экология же отношения с чужими мнениями описана в выражении «не принимай близко к сердцу».

И тут уже важно понимать — где то мнение, а где твоё «сердце».

Годные мнения допускаются ближе, негодные — пусть живут за забором.

Потому что лучший способ заботы о своём сокровенном — это хранить его внутри себя, допуская к нему лишь избранных и проверенных, которым доверяешь. Приучая своё сердце всё к большей и большей открытости только когда окрепнет. Чтоб выносить чужое недоброе.

Для открытости очень важна чистота и безопасность. О ней придётся позаботиться. Благо, что создателям соц.сетей кое-что о людях понятно, и практически каждая из сеток имеет свои механизмы для блокировки.

Я вот сейчас с интересом наблюдаю за некоторыми «зазаборными» мнениями. Которые, вроде как обсуждая текст, почему-то касаются пола, психического здоровья, происхождения, возраста и семейного положения автора текста. Всего, кроме мыслей изложенных в тексте.

(Потому что про мысли аргументов нет, а ответить хочется. И единственный доступный способ — накорябать мелком на заборе «Ленка-дура!»😄)

Нет, такие мнения мне интересны только в аспекте явления. Изучить их, и, наколов булавкой, поставить на стол в виде экспоната.

Кстати, интересно, что само слово «мнение» связано с «мнить». Которое, в свою очередь, для меня лично, несёт оттенок фантазий, грёз, чего-то зыбкого и непостоянного. Мы все себе чего-то мним… (Дура так дура, чего там. В вашей же Вселенной )

Фото детей в военной форме к 9 мая

Давайте на правах психолога, имеющего немалые представления о детской психике, скажу почему так не надо делать? Одевать детей в военные одежды, фотографировать и называть это празднованием? Потому что это романтизация и украшательство самого страшного в нашей жизни — войны.
Воспитательный посыл, который получают через подобные действия взрослых дети — что война это здорово, это праздник, потому что потом она оканчивается победой.
А надо не так.
Война оканчивается непрожитыми жизнями с обеих сторон. Могилами. Братскими и отдельными. На которые даже порою некому ходить поминать. Потому что войны не выбирают сколько живых из одной семьи взять платой за невозможность людей жить в мире. Войны вообще не выбирают — наши и не-наши. Просто берут плату бесценным. Вот это нужно доносить до детей.

Дети не должны ходить в военной форме. Для большинства из наших предков, встретивших военные годы, эта одежда была посмертным одеянием.
Военная форма это одежда для смерти: делать преждевременную смерть, встречать её самому. Преждевременно. Оставляя следы горя везде, где ступают такие вот форменные сапоги.

Детям нужно покупать одежды про жизнь, а не про смерть.

Как человек работающий с психикой, я очень хорошо понимаю, что чувство благодарности может переполнять.

Может прийти желание попраздновать «в едином порыве». Радость единства — согласия на ценностном уровне — это великая человеческая радость. Нам по человечески важно проживать что-то вместе… Хоть то радостная победа, хоть то скорбная память.

И впереди у нас такая важная дата. Готовясь к ней, вслушайтесь в то, чем она звенит лично вам.
Мы все с вами родом из общества, где указания как правильно жить, думать и чувствовать выдавались сверху.

Но сегодня мы можем выбирать. Например — осознание. Что ни одна общность не стоит того, чтобы платить за неё через облачённых в одежду для смерти детей.

Мирного неба нашим детям. И трезвой нам памяти. Пусть даже в одиночку, не вместе с теми, кто вот так.

На стыке психотерапевтического и религиозного контекстов

/Заметки психотерапевта/

Обсуждали с другом один неблаговидный поступок общего знакомого. Деятельность знакомого связана с животными, зверюшки за себя заступиться не могут, справедливость ещё долго не случится. Поступки эти, как принято говорить — останутся на совести данного человека. Обсуждали свои чувства в связи с произошедшим: сожаление, печаль… желание справедливости. А дальше наши с другом пути к душевному равновесию слегка разошлись, встретившись лишь к завершению размышлений.

Друг склонен скорее к религиозному мировоззрению, я же больше к естественно-научному. И если для человека религиозного расплата придёт от Высшей фигуры, то для естественно-научной картины такая фигура — сам принцип организации психического.

Так что наш компромисс мировоззренческий нашелся в известной идее о том, что психотерапия — это религия (или духовная практика, духовный путь) для атеистов. В религиозном мышлении человека наказывает/восстанавливает Бог, Высшие силы, в научной картине — причинно-следственные связи.
——
В своей практике я имею дело с душевными страданиями. И как мы понимаем, большинство страданий взрослых людей корнями в детстве. Но! Именно последующие за той первичной детской травмой поступки мешают избыть первичную боль.

Вот живёт человек с глубинным страданием о собственной недостойности. Исследуя это чувство, мы можем дойти до её истоков — обнаруживаем в детстве эпизод, когда взрослые повели себя так, что ребёнок поверил в свою плохость. Наказали чрезмерно, но убедительно.

Казалось бы — ну и чудно, прорабатываем эту травму и проблема решена. (Папа поступил плохо, но ты хороший ребёнок, глубинное убеждение о недостойности было ошибочным. Ты ни в чём не виноват.) И было бы именно так, если бы память души человеческой не хранила свидетельств уже о своих недетских неблаговидных поступках. Возможно конгруэнтных. Когда ты поступал также (а может ещё хуже, чем) как поступали с тобой.

И вот тут человек действительно запутывается в сетях своего личного ада. Не нужен мифический Страшный Суд, сам принцип устройства психического обрекает человека на длительные страдания. Воспоминания о своих собственных жестоких поступках как распорки, мешают изъять занозу детской боли.

Чтобы разобрать этот клубок придётся платить дорого — временем, усилиями, осмыслением всего произошедшего, признанием своей ответственности.
——
У любого отвратительного поведения людей, как правило, всегда есть причины. В них прошлая боль, порождающая жажду мщения (меня били и я буду). Так что агрессоры — это люди с адом в душе, разворачивающимся вовне.

Но текст не о том, чтоб пожалеть страдающих агрессоров, это их задача, позаботиться о себе. А о том, что баланс виден (существует) не только в религиозных концепциях — которые могут не подходить нашей картине мира — он просто заложен в основу функционирования психического.

А ещё о том, что психотерапия стыкуется с любым идущим по пути исцеления души мировоззрением. Было б желание сдружить мировоззрения у их носителей. Чем глубже — тем меньше противоречий.

Психотерапия – практика осознанности

Психотерапия, в моём понимании, это практика осознанности, проращивание причинно-следственных связей.
От находящихся в длительной терапии людей я часто слышу свидетельства того, как внутренний хаос переходит в ясную картину движения по жизни. А самый частый отзыв на мои психотерапевтические вебинары звучит так: теперь пазлы сложились.
————
Взгляните на это, наверняка встречались с подобным:
«Меня били и ничего, нормальным человеком вырос. В детский сад рано отдали… Может и плохо без мамы, но я все равно ничего не помню. Да всё там было хорошо, там же педагоги, они знают как правильно с детьми обращаться! В школе тоже дразнили и били, а взрослые говорили “разбирайтесь сами — и — дети всегда дерутся”. Да что о таком вспоминать, и хорошее тоже было! Я потом подрос и тоже кое-кого побил… Ну, а так всё хорошо. Правда, я много тревожусь, отчего-то страха во мне много… но ведь это ж понятно — стабильности в мире нет… кругом враги (вариант: кругом дебилы, придурки, люди — наглые твари и т.п.). А ещё бывает напиваюсь сильно и себя не контролирую. Но то ж по пьяни, что с пьяного взять…»
————
Те, кого в детстве били — не обязательно физически, психическое насилие не менее страшно — становятся «разбитыми», расколотыми внутренне. Если не прикладывать усилий по восстановлению, не помогать, не обучать человека склеивать свои расколы, его мир — будет миром осколков. В котором ранит всё.
——
Проступаемость причинно-следственности ведёт нас к переходу сознания. Из состояния жертвы обстоятельств к могучести творца своей судьбы. От осколочной фрагментарности — к целостности.

“Психологи не дают советов” (с)

Существует убеждение, что психо-практик не может советовать, что-то утверждать, что-то экспертно знать для клиента. Но я скажу когда это не так. Существует сфера, где это не так. Это та часть реальности, которая касается религиозности, веры, мировоззрения — для тех состояний, где человек не может определять верность чего-либо — его нужно бывает туда провести. Провести к Большему (уже существующему конечно же, как бы оно не выглядело для человека), к его Маяку.
С этих позиций у помогающего практика вполне может быть понимание, которого нет у ищущего помощи.
Откуда оно у помогающего? Он его искал и нашёл. Он видел как искали другие и нашли. Он знает как по разному могут выглядеть те маяки. И у него внутри есть согласие, что Пути Жизни могут быть разные, пока это путь Жизни. Вот если это всё сложилось — такой человек может знать что-то, что для другого верное, лучше его самого. За тем к нему и приходят. За настройками. Я знаю, что тоже умею такое знать. Это знание не выдаётся вместе с дипломами и обучить ему нельзя. Но можно его добыть. Через личные вызовы. И рядом со знающими.

Мудрость как профессия – возможно ли?

Если профессия — это деятельность, за которую носителю платят, то старость вполне себе то, что может стать профессией.)) Если, конечно, её — старость — освоить. Если не побояться.
Это как с собственными теневыми чувствами. Можно вытеснять свой гнев, страх, скорбь, не встречаясь с ними в сознании — а можно принять и познать. Старость тоже можно познать. Или нет.

Помните, в сказках есть персонажи типа Мудрого Старика (Старухи), советчика, дающего юному герою, проходящему испытание, волшебные предметы?

Кто из нас не хотел бы встретить таких в нужное время? Реальное старчество имеет большую ценность. Оно востребовано, ожидаемо и … дефицитарно.

На мой взгляд, (идея не нова, но вдруг кому-то нужно прочесть это словами) профессия психотерапевта — это профессия стариков.
Освоить её в максимальном для себя объёме можно лишь за пределами фертильности. Когда природные программы, определяющие поведение, уже не довлеют над сознанием — их импульсы выведены из тени, осмысленны и сданы большей частью в прошлое — приходит новая прозрачная ясность и трезвость.

Поэтому так порой диссонирует профессия психолога с тем, как человек позиционирует себя.
Бессознательные сигналы о поиске сексуального партнёра, служение биологическому закону — и желание выглядеть максимально свободным от подобных игр. Быть нейтрально мудрым и одновременно сексапильно тёплым не получается. Попробуй совмести: голову на плечах и готовность её терять…

В последние дни у меня была возможность пообщаться с людьми старше 80. С очень разными. Я наблюдала такое очевидное — зрелое старчество нельзя подделать. Как нереализованные программы, связанные с фертильностью, давят на личность, так и чувства, непринятые в период физиологической парности, лишают той мудрой свободы, которая приходит лишь когда теневое освоено.

Старость не страшна. В ней нет никчемности. Но в ней есть возможности, которые можно не суметь освоить.
Страшна не старость, страшна неспособность быть собою в текущих вызовах жизни.

/Иллюстрация “Старец” от Л.А.Бертаковой/

Несвоевременность и неуместность помощи

«Несвоевременность — вечная драма…» (с)

Своевременность и уместность (вместимость) — обязательные параметры для усвоения психической информации.

Дай человеку больше, чем на сегодня вмещает его психика — и получишь человека травмированного. А как известно, раненые звери агрессивны.

Это был пассаж-ответ на частый вопрос:
— Мне очень помог ваш вебинар, можно я дам запись подруге, маме, сестре?

Ответ.
Можно всё, но у всего есть последствия, с которыми придётся иметь дело. Позвольте, я расскажу вам о таких последствиях, которых вы сейчас возможно не видите.

Ваша готовность воспринять информацию была подкреплена тем, что вы её оплатили. Купили вебинар, консультацию. Мотивация ваша вызрела, вы выделили часть своего ресурса для приобретения новых знаний. Чем дороже (относительно вашего дохода) вам обошлась покупка, тем более вероятно, что новая информация будет принята и усвоена.

В отличие от подруги, мамы, сестры — которых вы хотите полечить знанием — которые таких шагов не предприняли.

Они не знакомы со мной, не пробовали, что говорится, на вкус и цвет мою подачу информации, её уровень.

Слова «да, да, мне надо… да, да, я хочу про это послушать» далеко не точно описывают реальную готовность или не-готовность человека вместить новое.

Таким образом вы рискуете испортить отношения с подругой, мамой, сестрой, через этот жест доброй воли.

Потому что возможны: а)бессознательный всплеск агрессии в вашу сторону (раненый зверь агрессивен, помним);
б)получить обесценивание ваших достижений и находок, что может повлиять на вас негативно. То, чему вы так радовались, может быть подвергнуто переоценке: «что за чушь ты слушаешь, смотришь, читаешь», «ничего нового там и нет, чему ты радуешься», и «что за дура твоя психолог, несёт такую дичь». И радость от найденного направления будет испорчена. Возможно не справившись, вам придётся искать ещё подкрепление в виде подобных же статей, вебинаров, чтоб избавиться от сомнения… или нового психолога… который скажет то же самое.

Почему такая реакция возможна? Потому что от невмещаемой информации люди склонны защищаться.

Не умея со 100% уверенностью определить уместность и своевременность (а с этим даже психологи не всегда справляются — вспомните недавние сетевые истории, когда сложная психотерапевтическая информация выдавалась в открытый доступ и возникали скандалы «Это не психолог! Она обвиняет жертв») вы рискуете поссориться с близкими или получить от них ущерб.

Если человек не оплатил информацию, он не взял на себя ответственность. Не доказал, что берёт — ответственность понесёте вы.

Хотя…  Маме — можно. Только не насильно

Не всё так однозначно (с)

Замечаю, что в соц.сетях комментарии в стиле — чушь, бред, автор дурак и не лечится — уходят в прошлое. Их вытесняет более культурная форма — «не всё так однозначно, как вы пишете». Встретив, пару раз поймала себя на раздражении, задумалась.
Захотелось спросить: — А вы видели в этом мире хоть что-то однозначное? Вот чтоб не для вас лично, а в целом?
Если бы автор не открывал рот, лучше было бы?..
Нет…  хуже) Вы б не смогли прийти под его “плоскую” попытку описать часть реальности со своим “объёмно-неоднозначным” мышлением, и безопасно высказаться. (Не рискуя подставиться, обозначая в пустоте свою точку зрения.)

Раньше не замечала глубинного посыла этой фразы. А может даже и я ею пользовалась когда-то, когда не писала текстов, и не подставлялась под критику.

Когда выходишь в сеть только с комментариями, это более защищенное состояние, чем авторство. И так легко побыть, показаться более знающим.

Что хочу сказать… стоит уважать смелых, пишущих своё, от себя. Все, кто делают что-то первыми, всегда более уязвимы, чем те, кто могут использовать их опыт: опираться, выстраивая своё понимание.

Постараюсь сама не использовать это выражение в комментариях. В крайнем случае с поправкой “для меня тут не всё однозначно”. И вас зову.

Почему люди не могут хранить секреты

Почему люди не могут хранить секреты.

Любой секрет это не просто факты, это связанные с ними чувства и эмоции.
У психологически взрослого человека есть способность удерживать эмоциональную информацию внутри себя. У «дитя» этого нет.

Услышала сегодня забавное выражение «у него вода в жопе не держится». Не встречала ранее, улыбнуло. (Как метка и глубока народная мудрость!)

Как эмоционально-незрелому человеку её удерживать, если прёт? Выдержать содержимое можно только если внутренняя вместимость позволяет.

У кого нет — у того не держится. Или держится, но не всякая. «Горячая вода» — точно нет. И здесь не принципиально это ваш секрет, ваше переживание, или чьё-то. Индивидуальные психические свойства не зависят от моральных установок.

Если это о вас, и вы хотите с этим справиться, то экологично в этом случае поступить так: определить пространство в котором можно обсуждать то, что «не держит попа». (Просто она ещё не выросла, чтоб держать 🐥 и нужно организовать себе что-то типа детского садика.)
Для кого-то это психотерапевтическое поле, для кого-то — круг близких друзей, со взаимным обменом и поддержкой.

И научиться не “ссорить” эмоционально в публичном пространстве. Так вы улучшите свою репутацию и получите шанс дорастить эмоционально незрелые части.
—-
П.С. Случайно написала “ссорить” с двумя “с”. Хотела исправиться, а потом подумала о том, сколько агрессии исходит от тех, кто сорит эмоциями. Детка выросла, силу чувствует, потому и конфликтует, как правило, легко. За право не удерживать свои чувства при себе.
(“А почему это я должна сдерживаться?” Да и правда  )