Интуиция и рацио – свет и тень.

Я доверяю интуиции. Иррациональные ощущения — сигналы о запороговой для сознания реальности. Той реальности, что недостаточно чётко проступает из тени чтобы её назвать, но уже достаточно явной, чтобы её игнорировать.

Как из предрассветной слепоты, еще скрытый полупрозрачной тканью сумерек, появляется новый день. Еще не случился, но уже уловимо прорисовывается.

Поэтому, когда я говорю, что доверяю интуиции, я имею в виду, что выбираю не отрицать проступающих очертаний.

Предчувствия складываются из плохо различимых, но вполне реальных сигналов. Продолжая всматриваться, отыскивая всё новые способы подсветки затенённого, мы имеем возможность расширить видимое. Важно лишь решиться уточнять, с чем конкретно было связано интуитивное ощущение. С тем, что существует здесь и сейчас, или с тенями прошлого.

Доверяю, признаю нечто существующее, но проверяю, по причине того, что услышать я могу и данные вчерашнего дня.

«Этот человек хочет причинить мне боль» — говорит интуиция. Этот ли? (Или когда-то кто-то очень похожий на этого человека? Но память вынесла из своих глубин важное воспоминание и не даёт забыть. Потому что важное.)
Хочет ли? (Или попадая в подобную ситуацию я сама склонна раниться, потому что только такая форма близости мне понятна?)

В детстве мы вообще имели практически одну лишь интуицию. Наши сканеры фиксировали массу туманных шумов, а все наши возможности были направлены на уточнение представлений о мире. И мы учились различать, выделять, сравнивать, называть, классифицировать…

Взрослея, человек может утратить детскую способность к расширению поля видения. Если предпочтёт смотреть в только чётко очерченное знаемое, отвергая области интуитивных рассветных сумерек. И сам не заметит, как останется сознанием в прошлом… В чётко очерченной, контрастной, но вчерашней реальности.

Чтобы жить в сегодня, нужно внимать свет и тень одновременно.

Разные психологи

Терапевтическое пространство больше нас. Оно нас вмещает — клиентов, терапевтов. Определяет место, наделяет связями. Эти связи могут быть как осознаваемыми и инициируемыми нами, так и невидимыми. Но каждый из нас всё равно лишь часть. Элемент, решающий отдельный кусочек задачи в большом терапевтическом процессе.
У меня часто бывают клиенты, в прошлом работавшие с одним из известных в русскоязычном сегменте психологом, который проводит разовые терапевтические мероприятия. «Взорвав» рядом с ним глубинные, но застоявшиеся слои своих внутренних миров, эти люди приходят ко мне в длительную терапию. Чтобы постепенно и спокойно разложить по полочкам, то, что «рвануло» на интенсиве. Вряд ли тот терапевт знает об этом — но мы, получается, вроде бы как ко-терапевты.) Бывают — их тоже много — клиенты, кто приходит закрывать темы, начатые у других специалистов, не только психологов: расстановщиков, гомеопатов, астрологов, духовников, инструкторов по йоге. Один открывает — другой закрывает… Всё многообразие помогающих практик на службе жизни. Разные лица, один процесс.
Нет смысла конкурировать, когда понимаешь своё место в общем оркестре.

«Я объявляю свой дом безъядерной зоной!»

Я пишу в сети. Иногда я пишу с ошибками. Как все люди.
Иногда мои близкие, прочитав мой текст, могут сказать — Лена, смотри, ты наверное вот тут иначе написать хотела?.. О, я конечно благодарна за то, что обратили внимание, иду, редактирую. Потому что вообще-то я люблю, чтоб ошибок не было, и чтобы читающим меня было удобно. Но иногда в комментарии приходят люди неумные, злые, которые думают, что можно хлебнуть ощущения собственной важности, ткнув меня носом в неточность (неверное употребление термина, например) или ошибку.

Как правило, эти люди не затрачиваются на вежливость, не за этим пришли. (Предположу, они наивно полагают, что их дефициты восполнятся, если откусить от другого. Но это не так, да и речь не о них.)

В этом месте от меня, к счастью, уже не отъесть.

Было дело, ага, когда недостающий или лишний мягкий знак зависал надо мною гильотиной. И Стыд-стыд-стыдище, Страшенное-Чудовище, заглатывал эту тётеньку с кучей дипломов (да как тебе их выдали-то вообще!👿) как есть целиком, и растворял в своём желудке…

Но однажды я выбрала не растворяться. Отчаянно, но самоуверенно решилась «досмотреть этот фильм до конца». И волна вдруг схлынула. А я осталась. Оценочная зависимость сменилась осознанием: Я — не мои тексты (я — не неправильная буква, запятая, слово). Это связано со мной, но не вся Я. Я больше и крепче — проверено. 😊
А еще, если у кого-то сейчас желание поиграть в школьного учителя, это меня не касается. Потому что я хочу играть в другое: в дружелюбный круг общения (и в то, что я сама его фильтрую), в вежливых собеседников, способных распознавать контексты (где статья в научном журнале, а где заметки в блоге), и в то, что мы все живые люди. А писать с ошибками не ужасный стыд, а случайность или личный выбор.
В общем, всегда говорила и повторю — «Я объявляю свой дом безъядерной зоной!» (с) Не бойтесь при мне ошибаться, друзья мои. Потому что не это в нашем общении главное.

Психика – система

Человеческая психика явление системное. Все части системы взаимовлияют друг на друга.
Можно не быть родителем в социальном смысле, но являясь родителем в биологическом контексте, человек любого пола получает более усложнённую карту психического.

Возможности развиваться, усложняться, отстраиваться от и об ребёнка/родителя… и невозможность не учитывать это — то, что мы приобретаем, входя в систему, или образуя её.

Факт появление ребёнка усложняет существующие системы на еще один неоспоримый элемент. Даже если ребёнок не был доношен — состоявшая беременность, как событие, находит своё место в психическом обоих партнёров.

Мы можем сколько угодно играть в социальные игры — отбирая или выдавая родительские права — всё это будет касаться только внешнего, правового поля. Психика человека навсегда содержит реальные факты детско-родительской принадлежности — и в приоритете значимости будут именно они.

Именно в этом месте и таятся причины многих недоразумений и, невероятно мешающих нашей жизни, ложных убеждений.

«У меня больше нет сына!», «Ты мне больше не мать!», «Какой он тебе отец? Вот твой отец!», «Приёмные и родные — равны» — фигуры речи.

Все остальные отношения (после детско-родительских) вторичны для устройства нашего тонкого мира. Мы можем сфокусироваться на надстроенных и не брать основу во внимание, лишь пока нас всё устраивает.

Но большинство проблем в этом вторичном слое увязано с неучтёнными неполадками в фундаментальных составляющих наших внутренних систем.

Принимать знания об этом и усложняться — лучшее решение для собственного психического здоровья.

Границы Я и не-Я

Всякая психика приходит в мир, чтобы волеть и управлять. Но иногда очень много времени уходит чтобы понять, что управлять нужно только собою — своей собственной тонкой Вселенной.
В сложный процесс понимания, где начинаюсь и где оканчиваюсь Я, вносят путаницу окружающие другие. Ведь они тоже, как правило, не имеют понимания, где своё, а где чужое.
Очень легко убить веру в свои силы, пытаясь управлять недоступным… отпуская свой собственный сад погружаться в хаос.

“Мама, накажи его!”

Во взрослом мире не работают волшебные фразы “Мама, накажи его!”, “я первый сказал!”. и т.п. И на “Мама, я покакал” уже никто не бежит на помощь.
Но, да, как же это было хорошо…))
А теперь: хочешь быть первым — будь, доказывай, борись. И Жизнь — она мама общая… ей все равно кто из детишек победит.

Как должна выглядеть женщина

В порядке мнения. /Не про одежду/
Когда «стилисту» от 14 и выше… (верхний предел размывается, потому что и в 50 можно быть девочкой-подростком), то он/она точно знает, 😆 как НЕ ДОЛЖНА выглядеть другая женщина.
Ну, потому что её/его Мать, точно чего-нибудь сметь не должна!
И потому что драконы из внутреннего мира постоянно совершают побеги во вне.🦖

И только пройдя свой внутренний ад конкуренции с Матерью, и отвоевав (в своей внутренней войне) право быть взрослой (женщиной, личностью, или просто быть) перестанешь указывать остальным, какими им должно быть.

А что касается подобных (см.фото) рекомендаций, то — какую взрослую женщину интересует, что ей там пытаются запретить надевать?.. Мне 53, и джинсы-рвакли мне “к чему”, детка. 😉😘

Сложно быть профи и не просачиваться личностью в то, чем занимаешься. Пока ты неидентифицируемая часть проф-эгрегора, личностных проблем заметно не будет. В той части профессионального, где захочешь быть индивидуальностью — проступание личных процессов неминуемо.

И тут уже от тебя зависит, будешь ли ты к проявившимся косякам внимательным — станешь учиться и расти через них — или упрёшься рогом.
——-
UPD. Да, для подростка одежда — способ конфронтировать и отстраиваться, но инициирующая Мать(тм) на то и Мать, чтобы оставаться реалистично устойчивой. Хочешь прав? – Возьми. Свои, не мои. 😊

“Психолог Елена Кузнецова”

Так случилось, что у меня настолько популярное сочетание имени и фамилии, что только среди моих френдов на Фейсбуке четверо моих тёзок, Кузнецовых Елен. А при таком ускоренном производстве психологов, когда практически каждый ВУЗ их готовит, уже в каждом самом небольшом городке существует хоть один психолог по имени Елена Кузнецова. А уж в Питере и подавно) Поэтому очевидно, что не все статьи по психологии, подписанные “Елена Кузнецова, психолог” принадлежат мне. К тому же я чаще подписываюсь как “психотерапевт”. Отличайте меня, если сможете. (От необоснованных претензий по чужим статьям и вопросов не по адресу немного устала.)

Страх близких отношений

Страх близких отношений не возникает без причины. Эти причины можно разделить по уровню глубины залегания, если можно так выразиться.
И психотерапевтическая помощь, таким образом, будет строиться исходя из уровня, на котором причина находится.

🔸Самый верхний слой — когда причина содержится в пережитом неудачном личном опыте.
Юная девушка ожидает от молодого человека такого же уважения к собственным чувствам, как проявляет сама. Но молодой человек имеет свои представления о том, какими должны быть взаимоотношения партнёров, он менее чувствителен и излишняя ранимость подруги ему непонятна. Он часто раздражается на её реакции, использует особое расположение партнёрши, не считаясь с её интересами. Расставшись, девушка переживает страх новых отношений. (Понятно, что пол партнёров тут значения не имеет, бывают и обратные примеры).

Довольно часто такие ситуации возникают из-за коммуникативной некомпетентности. У очень «домашних» детей, не имеющих возможностей для свободного общения в подростковых компаниях, полностью посвятивших себя в тинейджерстве учёбе, спортивным достижениям на радость учителям и родителям. В то время как подростковость — время освоения навыков межличностного общения, заведения друзей, поиск близких по духу.

К факторам, отягощающим период, можно отнести серьёзную болезнь, переживание особых семейных обстоятельств — эмиграция, тяжелые заболевания и смерть близких родственников. В общем что-то, что отвлекло от естественного хода адаптации к социуму, от наработки опыта общения с равными: как вести себя с партнёром, как договариваться о совместной деятельности, распределять ответственность в общих проектах, уважая личные границы.

Неудачный опыт порождает страх.
Лечится такой страх наработкой навыков, их тренировкой. Полезными тут будут и индивидуальная, и (позднее) групповая терапия. В формировании умений экологичного взаимодействия групповые методы работы довольно эффективны.

🔸Ко второму слою можно отнести тот особый опыт сопричастности партнёрским отношениям взрослых, который мы переживали в родительской семье. Если преобладали семейные истории, в которых «никто никогда не был счастлив», где отношения предыдущих поколений распадаясь, переживались как предательство, измены, крушение надежд, то страх собственного партнёрства вполне объясним.

Так как дети эмоционально «заражаемы», то рядом со взрослыми, расплёскивающими на детей свои переживания, ребёнок вынужден быть своеобразным контейнером. И, выходя во взрослую жизнь, он будет относиться с опаской к партнёрству, ожидая уже знакомых тяжелых чувств. Как говорится, по следам предыдущих поколений.

Поможет в этом случае индивидуальная терапия по пересмотру убеждений, коррекция представлений о здоровых эмоциональных границах, отделение иррациональных детских переживаний от реальных взрослых представлений о жизни.

🔸Следующий слой, лежащий на ещё большей глубине, связан с так называемой травмой привязанности. Теми особыми событиями детской истории человека, которые имели место в раннем возрасте. Холодность, жесткость, или тяжелая болезнь и безресурсность значимого взрослого, имевшие место в раннем детстве разлука с родителями, госпитализация, раннее посещение детского сада, яслей — такие события не проходят бесследно.
Психическая потребность ребёнка в заботе о его эмоциональном благополучии, оказывается неудовлетворёной. Подрываются основы доверия к людям. Естественно, это не может не сказаться в дальнейшем.

Работа по формированию адекватного компенсаторного механизма у травмированной в детстве личности, потребует высокого уровня квалификации у специалиста и сильной мотивации у клиента. Ведь это как раз тот случай, когда быстро поправить ситуацию невозможно. Уместна длительная психотерапия, часто не менее 1-2 лет. В течении которых будут прорабатываться заряженные тяжелым эмоциональным опытом воспоминания из прошлого, и только позже можно будет подойти к рассмотрению актуальной потребности в партнёрстве.

Обычно я не рекомендую начинать отношения в фазе проработки тяжелых детских историй. Во-первых, это будут чаще всего нездоровые слиятельные отношения, оттягивающие на себя и так небольшой ресурс клиента, а во-вторых, как правило, такие отношения распадаются, лишь только клиент почувствует себя чуть более целым. (А на завершение отношений тоже ведь понадобится ресурс!)

Сложность работы с такими случаями состоит в том, что клиенту необходимо испытывать доверие к специалисту — с чем у него как раз основная трудность. И, получается, что в самом начале пути к исцелению, человек вынужден преодолевать страх сближения. И здесь мало чем может помочь специалист, если несмотря на его дружелюбную стабильность, готовность к продвижению, клиент, не выдержав внутреннего напряжения, уходит из терапии. К сожалению, такие случаи не редкость.

Эмоциональная близость — великая человеческая ценность, требующая от некоторых людей большого мужества. Решайтесь. ☘️

“Для чего современному человеку смайлы”

/В порядке мнения/
Смайлы в тексте краткого комментария говорят о том, что человек – знает, помнит об эмоциональности человеческих коммуникаций – и придаёт этой эмоциональности значение. 😉 А еще, что этот человек способен разделять контексты. (Ну, хотя бы один)) Ему понятна уместность смайлов в сетевом взаимодействии) Понятно, что художественному произведению не нужны смайлы. Автор художественного текста обладает временем и настроем дабы передать свои чувства через слова. И в научном, и в деловом тексте смайлы будут так же неуместны. Понятно почему, да? Потому что неуместна эмоциональность.  Это территория фактов и выводов.
А вот в кратком формате сообщения, это сделать быстрее и проще через смайл 😤😜🤗
Ориентирующийся в стилях общения в общем, тот человек, кто пользуется в сети смайлами. )