Слушать баланс…

Одна из сложностей в жизни взрослого — слушать баланс. Потому что, с одной стороны — «взрослые это мы», а с другой — мы не боги.

И есть в этом мире силы мощнее нас. И не всё в этом мире нашего ума дело. И знать, где твоего ума, а где нет — в этом баланс. Его нужно учиться слушать.

И кто-то чует его нарушение уже в тонком колебании: чуть выше… чуть ниже… А кому-то нужно реально упасть, рухнув собою в пропасть. Чтоб осознать, что равновесие было утрачено. Может быть очень давно всё шло к этому падению, но ты не принимал сигналы.

Что поможет освоить баланс? Знание — мы не боги. А значит нужно почаще сканировать — не сижу ли на троне с короною набекрень.

Не вершу ли, что мне не по чину. Не бегу ли от того, что в моей власти, ответственности. Не подхватываю ли предлагаемую мне вину. Не соглашаюсь ли на корону гордыни — которую мне подвигают… чтобы после признать ответственной.

Важное дело — слушать баланс.

Нищета и духовность

Есть такая идея, будто бы нищета плодит жестокость и разруху. Что социальная неустроенность — это следствие нехватки материальных средств у одних и переизбыток у других. Мне видится это умозаключение глубоко ошибочным. Но главное — глубоко материалистическим, отрицающим духовную природу человеческой психики. 

Нищета духовная — вот причина жестокости. 

Личность, отрицающая собственную духовность, не опирающаяся на неё, одержима страхами. Именно страх порождает жестокость.

Страх подрывает человека изнутри, превращая в безумного зверя, кровожадного, разрушающего всё вокруг, приводя среду обитания к соответствию со своим внутренним болезненным хаосом. 
Духовная природа — если она берётся за основу — восстанавливает внутренний порядок. Который, в свою очередь, подтягивает к упорядочиванию среду внешнюю. 

Борьба или согласие

Человеческая общность великая ценность. Знание о том, как эта общность устроена — тоже ценность. Понимая это, я воспитываю в себе принятие разных точек зрения. В себе самой воспитываю, себе на пользу. Из личных эгоистичных побуждений, можно сказать)

Осмысляю те убеждения, что другие транслируют, но лично мне не подходят, и по какой-то причине задевают меня. И воспитываю в себе согласие со следующим: люди разные, и они имеют право быть отличающимися от меня.

Но если вдруг ваше мировоззрение сильно другое и не наделяет меня таким правом — это не моя забота. Вы имеете право на любую усечённую, ущербную картинку. В которой есть право думать только как вы, чувствовать как вы, жить как вы. Мне видится, что воюете вы тогда, по большому счету, не со мной, не с инакомыслящими, не их оскорбляете — это ваша война с собой. По причине невозможности принять реальность такой, как она есть.

Я тоже порой застаю себя за этим. И что я тогда выбираю делать? Правильно, воспитывать в себе согласие.

Многих согласие страшит потерей себя. Будто бы признание права другого на жизнь — это угроза собственной.
И будто бы признание равно — отдать свой голос за другого, вместо себя.
Но принимать, что другие точки зрения существуют — не значит уважать их. Не значит ломать и исправлять своё мнение на чужое. Значит только одно — согласие с Большим. Тем, что было до нас, и будет после. Что каждый-всякий живущий инакомыслящий и инакочувствующий тоже является частью Вселенной — по праву, данному ему свыше.

Чем более мы согласны с этим, тем более мы здравы и ближе к пониманию общей реальности.

Есть распространённый аргумент о том, что нельзя соглашаться со всеми, из-за этого бывает плохо, например, война. И приводят в пример истории про диктаторов. Но согласие с правом на жизнь не равно согласию с мировоззрением. В человеческой популяции рождаются разные особи. Некоторые больны человеконенавистничеством — и отрицают право на жизнь отдельных категорий людей, или даже вовсе всех, кроме себя. Из этого ничего не вытекает кроме факта: так бывает — люди болеют. Война происходит тогда, когда вместо помощи заболевшему, ненавистью выбирают болеть многие.

Не быть жертвой обстоятельств

Беспомощность, бессилие, ощущение себя жертвой обстоятельств. Как мы попадаем в это состояние? Способов рухнуть много, выход один. 

Состояние — это то, как мы стоим (со_стоим) в поле жизни. 

Если состояние жертвенной беспомощности очень частое, и вы готовы из него выбираться — попробуйте увидеть следующее. В жизни всё в равновесии, но люди не любят смотреть из этого ракурса, предпочитая фокусироваться на той части, где нарушают их границы. Не туда, где они делают тоже самое, только неосознаваемо для себя. Не в собственное теневое поведение, а на то, что на виду.

При желании увидеть теневое можно. И выход сразу проявляется. А без желания увидеть — ничего поделать нельзя. Приходится жить в плохом мире, где ты лишь объект чьих-то манипуляций.

Жертвы легко превращаются в агрессоров, но не способны до поры этого замечать. Об этом — знание о треугольнике Кармана. Но это трудное знание. Потому что если ты идентифицируешь себя с жертвой обстоятельств, любое напоминание о том, что ты не полностью она — бесит. И гнев, от желания защититься, приводит к агрессии. Пусть пассивной агрессии — оборжать (частый смайл-реакция, когда кто-то говорит на обозначенную тему из того же ракурса, что сейчас говорю я), переорать, завалить словарным запасом и собственными провальными примерами («я пробовала, у меня не получилось») — понаблюдайте за общением тех, кто считает себя пострадавшими. Но это всё равно агрессия. 

И если обратить на неё внимание, и выплывет её очевидность, у защищающегося, и не готового выйти из страдания — наготове аргументы — «А ты/он первый начал» (Мама, накажи его. Я подожду ещё лет тридцать.)
Или — «Вы/никто не понимаете». («Сытый голодному не товарищ» — а становиться сытым мне страшно, пусть лучше останусь голодным.)
Или — «мне не близка такая логика». Потому что не всякое состояние совместимо с этой «логикой». 
Но об этом и речь: готов ли я оставить состояние в котором пребываю и перейти в иное, или хочу его сохранить?

Там, где есть открытый конфликт и ведутся «боевые действия», один может унижает другого на одном уровне, другой — на другом. Она психически — он физически. Или наоборот. Но это трудно увидеть. Поэтому люди склонны не меняться, а уходить в одиночество. И только когда истощается удовольствие жертвенности (скрытой агрессивности) – появляется психическая возможность для здоровых отношений.

Легко ли совершить этот переход? Сложно. Все, кто совершал, подтвердят. Как правило, происходит он буквально на грани актуальных возможностей. Но переход этот всегда знаменуется ростом ощущения внутренней свободы

Две эпохи.

уроки-вызовы

Есть вещи, относительно нас самих, которые мы можем понять через приятные разговоры с психологом, через чужие истории в книгах, фильмах, наблюдая как ошибаются другие. Относительно этой информации про жизнь — мы живые, гибкие, подвижные. Способны легко впустить в себя новое, радуемся своим изменениям, росту.

Но по ходу жизни мы обязательно встретимся и с состоянием внутренней ломкой твёрдости. С неспособностью принять часть реальности, чтобы продвинуться далее. Мы так и говорим — “я не могу это принять”.

Прикосновение к этой точке причиняет нам боль. Ощущения приятности при обсуждении этой конкретной темы — больше нет. Значит, мы подошли к своему уроку-вызову.

Обойти это препятствие, и как-то жить по-прежнему, со старыми установками, уже не получится. Придётся или “примертвить” большую часть себя — а далее ещё большую, и ещё… либо обратиться к этой ожесточенной твёрдости в себе, с целью её размягчения.

Жесткое меняется, порой, с болью и кровью. Часто через сильное внутреннее сопротивление. И чем больше сопротивляемся — тем больнее. А без изменения не войти в новый день. Тому, кто сопротивляется — приходится ходить кругами, по бесконечным “дням сурка”.

Вызовы обновления заложены природой и неизбежны, а осень — хорошее время для отпускания отжившего.

о страхах и познании себя

«Мне так страшно в последнее время, что мне делать?»
Знание даёт бесстрашие. Речь не о сводках, статистике, мнениях. Не про новостные каналы, они — пережеванная и переваренная пища для птенцов. Знание о себе, о том, как всё устроено — снимает тревогу. 

“Меньше знаешь, крепче спишь” – это для детей. Детям действительно лучше многого не знать – спать, есть и играть – пока формируется тело. Когда тело сформировано, путешественник готов, можно подступаться ко взрослому со_знанию. 

Когда вас уговаривают не знать, не решать – за вас, мол, решают и знают что вам надо сделать другие (эксперты по вашей жизни) – значит, к вам относятся как к ребёнку.

Вас приглашают в игру. В которой у вас роль того, у кого нет знания. Зато есть зависимость и страх. Такая вот роль.
Не нравится? Выбирайте другую.

С чего начинать, как лучше познать себя? Оставить идею, что вы будто бы знаете как жить другим. 

Те, кто говорят, что будто бы знают как вам жить — не знают этого даже для себя. Они заполняют своё время активностью на чужой территории, потому что боятся познать свою. (Да, они трусы, пугающие других.) 

Потому что со знанием себя приходит реальная (не мнимая) ответственность. А с нею — радость и восторг. И для страха остаётся очень мало места. 

О боли

Боль физическая — последний рубеж. Признак неспособности принять сигнал на уровне более тонком.

Но наше инфантильное сознание может стоять на своём до последнего, выбирая разрушить собственное тело, но не сдаться.
Выбирая не верить в единство душевного и телесного.
Выбирая обезболивающие средства, дающие временное облегчение. Выбирая ле(Г)чение симптомов — последствий глубинных процессов, свидетельствующих о нездоровьи.

Симптом лишь признак, но рубить головы гонцам, приносящим плохие вести — давняя история.

Сквозь боль свою можно увидеть в себе упрямое дитя, отказывающееся взрослеть сознанием. Выбирающее отвернуться от сигналов души —  не смотреть, не слышать их — с наивностью ребёнка, прячущего от родителей дневник с плохой оценкой, и убегающего гулять…

Мы здесь не для того чтобы страдать, но для того чтобы учиться. Никто не виноват в нашей боли — ни вирусы, ни бактерии, ни плохие лекари ни при чём, что мы упрямы в собственном невежестве, в обесценивании своего чувствилища.

Есть только один способ уменьшения боли (и снижения страха боли) — включение более чувствительных сенсоров. Решиться на выслушивание тихих сигналов, чтобы не было нужды в громких. 

“Умение делать целое”

Если терапия (лечение) это действительно путь исцеления, то она учит контакту. Не только с собой и своими чувствами. С другим, другими, миром. Она учит не рвать — а соединять. Навык контакта — это умение делать целое.

Хочу уйти – хочу остаться

Если в отношениях хочется продолжения, и оба хотят, но продолжения не получается — часто причина в неумении разрешать подобные противоречия себе на пользу. Что в них есть польза — лично у меня сомнений нет.

Осознание внутреннего противоречия (хочется уйти — хочется остаться) есть признак, что личность проживает готовность в эволюции. Вызов, приняв который придётся усложниться, добавить новых правил, нового видения. Так прирастает внутреннего пространства.

Психологически паттерн “ухода” гораздо проще. И мы осваиваем его довольно рано: обиделись -> другой не отозвался, не помог, не решил проблему -> разрыв контакта.

Умение сосуществовать в партнёрской диаде — состояние, при котором освоено прохождение таких моментов эволюционно, не через разрыв-уход. С сохранением себя и даже увеличением.

*усложнение — это возможность вмещать несколько позиций. Не одна точка зрения — несколько.

Психологическая не-взрослость

Затянувшееся состояние внутренней не-взрослости очень дорого обходится.
Во-первых, это больно. Психологический ребенок всегда излишне раним и зависим.
Во-вторых, глубинные инфантильные потребности находятся в непрерывном конфликте с вызовами взрослой жизни. Это создаёт сильное внутреннее напряжение, которое лишает нас энергии. Но, как известно, невозможно повзрослеть одним лишь волевым усилием. Но через понимание процесса и освоение способности контактировать со своими чувствами – мы обретаем шанс.

Одной из серьёзных помех для ощущения взрослости является, как ни странно, раннее взросление. Все, кто был вынужден взрослеть слишком рано, несут в себе боль непрожитого детства. Это можно урегулировать через сознательные действия по изменению внутренних порядков.
Об этих порядках я рассказываю на курсе по взрослению.