Удовольствие психолога

Список удовольствий из разряда – течёт вода, горит огонь, летят облака у меня начинается с “человек работает над собой”.

Восстановление целого из когда-то расколотого или естественный процесс взросления – что может быть прекраснее!
Профессиональный кайф психолога – наблюдать исцеление и развитие.

Пройти через боль оживания

В терапии часто приходится иметь дело с частями себя, которые были подавлены. Но, как известно по закону сохранении энергии – отвергнутое не исчезло. Лишь заморозилось и ждало своего часа.
И вот – оттепель случилась.
Из своей страдающей и небезопасной Вселенной мы позволили себе приоткрыться, доверившись «тёплому» терапевту. Немного, совсем чуть-чуть.
Но тёплый поток ворвался в промороженное пространство, ледник потёк – пошли ощущения, чувства, воспоминания… Поплыли укрепления и защитные конструкции.

Страшно, зыбко. Но это еще не всё.
Размороженные чувства – не являются пока еще «съедобными». Чтоб их переварить, придётся какое-то время подождать. Разобраться, принюхаться, понять «что с чем едят». Это снова похоже на замирание, но уже осознанное. С включенным наблюдателем.

А что же размороженные? Они словно неприкаянные шарахаются, натыкаясь на всё, что ни попадя… И вот тут становится заметным встроенный в нас инженерами тела механизм – способность улавливать переживания телесно. Телом физическим, более плотным и хоть немного более понятным.

Так появляются фантомные психосоматические боли – когда «болит всё». Сначала печень, затем колено, потом горло, а вечерами температура поднимается…
К врачу даже идти бывает не с чем, в таких случаях. Потому что пока доберёшься к гастроэнтерологу, уже к ЛОРу вроде бы надо… И рискуешь в ответ получить – «вам не ко мне, запишитесь к психиатру!». (Более лёгкий вариант – “давайте сдадим анализы.” Лучше сразу в с е… )

Не торопитесь.
Вспомните, как обычно ведут себя оживающие части тела. Вот вы отсидели ногу (отлежали руку). Сначала есть чувство онемения, потери сигнала – нет связи. Мы так и говорим: не чувствую ногу (руку). Изменяя положение, позволяем кровотоку наполнить пережатые сосуды – и вот появилось покалывание и боль. Онемевшее заговорило. Остаётся подождать и связь восстановлена.

Известно, что боль – признак живого. Омертвевшее теряет чувствительность, оживающее – приобретает.
Поэтому часто боль – очень хороший знак: движемся в жизнь!
Нюанс, который нужно знать дополнительно, возвращая чувствительность тонких частей себя – про способность физического тела впитывать наши уплотнённые чувства.

Что делать?

Не торопиться, внимать, давать заботу.

Вслушивайтесь в болящую часть,
жалейте плачем,
заботьтесь тёплым,
любите интересным,
кормите вкусным.
Не жадничайте для самого дорогого существа. Ему и так досталось.

Мы когда-то отвергли н е ч т о. В терапии же приняли решение возвратить. Теперь н е ч т о ищет нашего (не врача!) внимания.
А разобраться о чём это н е ч т о тоже время придёт.
Не торопитесь. Но продолжайте.

Терапия — возвращение в игре-ходилке

Терапия предполагает те же фазы, которые проходит человек по пути от рождения ко взрослости.

На каком этапе индивидуальной истории случился срыв, туда и предстоит возврат. Как в детских играх-ходилках случается возврат хода (помните еще такие? где кубик бросать нужно, двигаясь по карте). Для кого-то это фаза от 0 до 9 месяцев, для кого-то время трёхлетнего «я-сам». А для кого и юношеский этап поисков своего места в социуме.
И только в отдельных случаях в терапевтическом поле случается разговор полностью на равных. Потому, что человек, преодолевший все фазы взросления благополучно, способен обходиться без сталкера-проводника. Ему достаточно указателей.

Важный Симптом

Когда ко взрослому приходит Симптом – это похоже на состояние ящерицы, которой пришло время сменить старую шкурку. Она сможет пройти через это испытание, если осмелится пережить болезненное соприкосновение с камнями.
Если не сможет – останется в тесной, заскорузлой жёсткой корке. И умрёт.
Люди поступают так часто. Предпочитая возможности трансформации – анестезию для пребывания в клетке из старой кожи.

Смысл терапии – трансформация. Я решаюсь на неё, когда прежний объём больше не вмещает меня. Когда чувствую давление не по размеру маленькой прошлой шкурки.
Вот для чего мне нужен рядом другой.
Он нужен, чтобы побыть твёрдыми камешками, о которые можно цепляться лохмотьями шкуры старой.
(Я выберу такого другого, который не боится быть твёрдым).
Он нужен, быть зеркалом – чтобы в нём отразилась моя новая кожа, моя новая реальность.
(Я выберу готового быть незамутнённым жалостью и желанием облегчать мне боль).

Я найду такого, который не обещает сделать это за меня. Потому что это мой вызов.
Потому, что когда с нами это делает другой – мы лишаемся силы и смысла наших предыдущих страданий. И вся идея Симптома становится напрасной. Как в сказке про преждевременно сожженную кожу Царевны-Лягушки…

А еще это не будет быстро и легко – не поддайтесь иллюзиям рекламы.
Умирать – больно. И рождаться больно.
Это есть цель трансформации: умереть в старом состоянии и родиться со всеми качествами детского – в том числе с уязвимостью – новой собою.

Ко дню психотерапевта

«Никто не знает тебя так, как ты сам» – миф. В культуре, где фокус (локус) внимания с детства устанавливают наружу – не давая ребёнку встретиться с собой – почти никто не знает себя.
Единицы отважных, преодолевая страх неведомого и заборы убеждений в стиле «главное, чтобы костюмчик сидел», решаются изучать глубины внутреннего пространства.
А психотерапевты – сталкеры этой реальности.
Только ходить им приходится каждый раз в разную «зону». Сопровождая хозяев пространств, они помогают их разминировать и обживать.
Моя благодарность людям, на чью способность быть таким сталкером, мне повезло опираться в исследованиях моей «зоны».