Ребёнок и ответственность в отношениях

Не перестаю восхищаться способностью детей тонко сканировать чувства. 🙂 И заодно стереотипам из взрослой головы (своей).
Работали с девочкой 7-ми лет с темой ответственности в отношениях. Звучит странно, но вот такая ситуация, что ждать пока человек вырастет, чтоб понимать о чем речь, нет возможности. По определённым причинам работать со взрослыми из этой семьи возможности не было. (Но заказчики родители, тут всё нормально).
Тема – психосоматический симптом (оставим за кадром).
Нашли – чувство вины за то, что родители ссорятся, за то, что мама надеется на неё и боится будущего, за друзей и их ожидания, за то, что расстроится учительница, если она её подведёт, за домашнее животное (“мне купили, надо быть ответственной хозяйкой”)… и еще две коробки, три мешка.
Ребёнок справился. Соорудили с ней практически расстановочный ритуал в песочнике. Просканировали имеющееся чувство вины, лежащее на ней и вернули всем, кого обнаружили – а было их немало. Ребёнок всё понимал и сразу же сообщал о происходящих изменениях.
После работы дитя “помолодело” из маленькой старушки в семилетнего человека. Со свойственным возрасту ощущением “всё только начинается”, с правом на ошибки и искорками легкомысленности во взоре.
Вывод по теме. 🙂 Дети не только “рождают в родителях родителя” (с), но и вышибают из голов психологов ржавые убеждения. (И несут исцеление своим системам.)
UPD. Чувство вины – чья-то чужая ответственность, принятая на себя по ошибке.

Бессилие травмы

Ключевое свойство любой психотравмы – ограничение в бессилии, беспомощности.
Нарушить веру человека в его безопасность, заставить поверить, что он ничего не сможет сделать, и всё – билет на проживание роли жертвы получен.

БеЗ-помощность: отсутствие помощи, которое интерпретируется сознанием в разных вариациях, рождая убеждение.

Не_было_помощи – никто_мне_не_помог – я_не_имел_права_на помощь – я_не достоин_помощи – я_плох – именно_так_и_надо_со_мной…

Так подавляют волю у собак. Большой и сильный пёс не дёргается даже, когда менее сильный хозяин требует выполнять команды. Внутри себя он убеждён – с хозяином он навсегда слабый щенок, младший. Для воспитания собак – удобное свойство.
А для человека? А у человека есть способность к осознанию. К пересмотру закаменевших убеждений. Травма держит, не отпускает, запускаясь мельчайшими триггерами, всего лишь на одной точке – убеждении.

Как-то по просьбе описывала в комментариях как проживается процесс исцеления от травмы – выход из под влияния убеждения. Подумала, поделюсь и здесь, вдруг кому еще будет полезным. И кое-что добавила еще.

НАЧАЛО: звенит ментальное убеждение, идёт непрерывная работа головы, интеллект – словно оторванный от всего остального – гудит как перегруженный комп. Хочется болтать, умничать, находить новые слова, объясняющие происходящее и обосновывающее верность убеждения.
ЕСЛИ ПРОЦЕСС СДВИНУЛСЯ: хаос, растерянность, непонятно за что цепляться сознанием – ибо привычнее за убеждение. Идёт перераспределение внимания – тело, чувственная сфера, ментал.
Смятение продолжается, но появляются кратковременные вспышки “существования целиком”. Страх, тревога утраты опоры. Всполохи болевых и других симптомов.
В промежуточном этапе много гнева. В том числе в сторону терапевта. Некоторым людям мат, грубые слова помогают гневу быть выраженным. Слова-формулы, словно ёмкости для вычерпывания – наполняются и выносят на поверхность. Но чем дальше к завершению, тем потребности в гневе меньше.
Приходит время проживание печали, сожаления. В этот период хочется много спать, плакать, быть в уединении, искать ресурсы – часто регрессивного типа. Жалеть себя тёплым, сладким, мягким – навёрстывание детских потребностей (есть лакомства, покупать себе игрушки, смотреть милые старые фильмы и пр.)
ЗАВЕРШЕНИЕ ПРОЦЕССА: ощущение воссоединения внутренних частей – тело и чувства слышат друг друга. Интеллект больше не ведёт за собой, он встроен в общее. Первоначальные убеждения – пыль. Приходит чувство радости от притока сил. Вера в доступность помощи и собственные способности.
И благодарность. Парадоксальное ощущение благодарности за прожитую боль и понимание ценности прожитого опыта.
——————————————————-
Это описание обобщенное. Исцеление происходит порой за нескольких секунд, но бывают случаи, когда затягивается и на нескольких лет. Наиболее лёгкие варианты имеют вид инсайта. Словно в тёмной комнате включить фонарик – «О! А с чего это я взяла, что…»
Но чем дольше обоснование бессилия перед разрушительными силами жило в сознании, чем дольше обрастало подтверждающими дополнительными связями, тем болезненнее оно покидает нас.

И напоследок, в виде примера, чтоб понимать как бессилие входит порой незаметно в нашу жизнь – простенькая формула обессиливания от известной мне воспитательницы детского сада – «Маме расскажешь? Я и маму твою накажу!».
——————————————————–
Веры нам всем, в собственное могущество. И исцеления от удерживающих убеждений.

Бережность исцеления

Чем дольше человек подвергался обесцениванию, тем чаще он склонен преуменьшать собственную разрушенность.

Приходя в терапию с:
– «вырубленными» чувствами,
– хаосом в понимании в чем его ответственность,
– аморфными личными границами,
– заблокированными и выжженными жестокой травмой частями души,
– невозможностью существовать без слияния с другими…

предполагает, что всё это мелочи («царапина, сэр!»), и починить это всё можно за несколько месяцев.

Но есть законы природы. Живое не растёт быстро, всему нужно время. А значит, понадобится несколько лет. Несколько лет целенаправленного – медленного и терпеливого – взаимодействия, чтобы реанимировать то, что еще дышит, и взрастить живые ростки на местах пепелищ.

С ним не были терпеливы. Не может и он. Никто не уважал его внутренние процессы, не слушал, не ждал.
И сейчас невообразимо, что можно медленно и терпеливо по отношению к нему. Бережно прислушиваться к изменениям, признавать важным его («всего лишь») чувства и ощущения.

Ему не знакомо ощущение себя как ценности. Поэтому так страшно тратить на работу с собой столько времени, денег, внимания.

О, эти «добрые» голоса снаружи и изнутри, которые готовы в любой момент предоставить своё мнение, что его чувства гораздо дешевле, чем он себе тут вообразил. «Ты что лучше всех?», «Слишком нежные все стали», «Ой, да ладно… тоже мне вселенская трагедия!»…
————————————————————
Вернуть жизнь на выжженное пространство можно только медленно.
И да, это недёшево. Но истинно ценное – стоит того.

КТО Я? ГДЕ Я?

Мне нравится делиться своим опытом с теми, кто размышляет о создании здоровой среды для собственных детей.
Развитие человека в детстве напоминает последовательную загрузку биологических программ. Качественная установка программы последующей зависит от успешной установки предыдущей.
Так, например, обстоит дело со способностью человека различать и соотноситься с контекстами.

Наверняка каждый может вспомнить случаи нелепого поведения взрослых людей в рамках какого-то явления. Наиболее ярким мне кажется непонимание условностей делового и личного взаимодействия. Когда в условиях производственной задачи, сотрудник взывает о потребностях защиты, любви, понимания себя, как личности. И переносит свои ожидания из сферы отношений с близкими на отношения с партнёрами, клиентами, специалистами.

Так много взрослых ранятся о жесткость делового стиля и мечтают ходить на работу, как в семью. И чтоб учительница у ребёнка в школе «как мама родная». И врач из поликлиники сочувственный очень – не просто лечил, а заботился и спасал (от жизни, смерти…всего).

Взрослому человеку поможет психотерапия – с её возможностями ясно посмотреть на свои ожидания и соотнести их с реальным адресатом собственных неудовлетворённых потребностей.
Ребёнку можем помочь мы, родители. Тем, что не будем мешать своевременному процессу раскручивания программ, а поддержим его.

В возрасте от 4-х лет дети становятся особенно чувствительны к правилам. Они готовы до криков оспаривать со сверстниками «а мама сказала…» и бежать к взрослому за поддержкой с вопросами типа «а почему Тима ходит по траве?!». Только незнакомые с процессами развития детей взрослые воспримут эти жалобы за ябедничество.
Маленький человек ожидает правосудия для собственной ясности в вопросе – «так можно или нельзя?» Он жаждет не мести, а возможности сделать собственную картину мира более чёткой. И там, где у родителей с границами «всё сложно», ребёнку невероятно трудно составлять свою «дорожную карту».

Но представим, что с темой личных границ всё сложилось прекрасно, программа установлена успешно: дитя научилось принимать и уважать ограничения. И вот на этой почве рождается способность понимать контексты. Случается это ближе к 6-8 годам жизни, при появлении произвольности поведения ребёнка. Природа естественным образом подготавливает его к новому виду отношений, называемых учебными.

До этого всё строилось на понимании эмоционального взаимодействия – нравится тебе человек – играй с ним, не нравится – не играй. Теперь же открывается совершенно новый психологический пласт. Появляется ценность задачи, цели.

Дальше следует осознание, что близкие отношения (симпатия) и конкуренция могут уживаться.
Открытие номер один. «Мы с Мишей друзья, но сегодня он победил в городки».

Ребёнок осознаёт, что его эмоциональное отношение к сверстнику не всегда на первом месте.
Открытие номер два. «Никита плохой напарник для боёв с подушками, но с ним очень здорово рисуются общие картинки».

На занятиях меня хвалят не за то, хорош я или плох в целом, а по результатам деятельности.
Открытие номер три. «У меня сегодня не получилось красиво написать буквы, и учительница не хвалила меня. Но я всё равно хороший мальчик».

Формированию контекстного видения способствуют, как уже отмечалось выше, понятия о границах, а так же освоение игр с правилами. Это и те настольные игры, в которые нужно играть компанией и любые другие совместные игры, где поведение игрока задаётся оговорёнными правилами, и где познаётся задача рамок роли.
Постепенное понимание заданности возможностей в игре, подводит человека к осознанию условности во взрослом мире. То, что можно в сфере одного пространства (там таковы правила), никак не позволительно в пространстве другом (правила отличные от других пространств).

Человек намного проще двигается по жизни, когда он заранее готов к условностям. И может по своему желанию выбирать, с какими из «игровых полей» ему сотрудничать, а какие лучше обойти.

Вот и снова всплыл вопрос о важности детской игры. И непоправимого урона, который наносят «развивающие» занятия в ущерб времени, отпущенного природой на игру.
————–
Встречаясь с собеседником, не освоившим понимание контекста, недоумеваешь: “ты – кто? и из какой сказки сейчас речь ведёшь? …
а я для тебя кто?”…

СМЕЛОСТЬ РОЖДАТЬСЯ и ЧЕСТНОСТЬ РОЖДАТЬ

Интуитивному психологу бесконечное обучение вредит.
Специалист, как ребёнок, рождается через слияние и последующее отделение. Впитал основы от эгрегорной плаценты и вперёд! А если так и не отделился на самообеспечение – ты, как специалист, не родился вовсе.
В нашей культуре почему-то во многом так. Мы не рождаемся как Отдельные, оставаясь привязанными условной пуповиной метода, подхода, профессии. И детишек не отпускаем. Не даём им достаточной силы для самости, держа за поводок неуверенности.

«Ваш сертификат действителен только на год. Затем подтвердите его, снова сдав (оплатив) у нас экзамены» (Ооо, нет-нет, дело не в деньгах конечно же! Просто Автор метода очень ответственный и не хочет, чтоб вы вредили клиентам).
«Как автор метода, я требую четкого следования протокола сессии моими последователями!» (А то вдруг кто забудет, что это протокол имени меня!). Знакомо?
Странная иллюзия: Мать поменялась со своим ребёнком и временами подсасывает через пуповину сама.

Нравится в этом плане подход Б.Хеллингера – никто мне не ученик. Показал, как работать в соединении с потоком, и «идите и делайте».
У Вячеслава Гусева мысль прекрасная в тему: «Хороший специалист поможет стать кем-то. И только мастер поможет стать самим собой». Вот в точку, собой и при этом с новыми навыками.

Заметила, что я избегаю обучения, требующего сидеть на поводке «выданного права». (Разве что самого большого – права быть ) Родившись как Взрослая, я знаю, что получать питание через Родителя необходимо лишь временно. Дальше нужно отсоединяться, чтобы не организовывать замкнутый цикл.
Любящий родитель позаботится о взращивании у дитя собственных крыльев. И подтолкнёт из гнезда на выход. От нелюбящего же нужно вовремя удирать!)

Продолжая мысль про интуитивного психолога и обучение. Интуиция – способность переключиться на более высший источник.
(Пуповина между личностью и Высшим, получается. Да…полной свободы не видать 😉 похоже.. )
Осознавая себя способным быть в потоке – перейти снова на питание от других людей – значит терять себя и свою веру в способность рождать собственные инструменты. То, что в случае каждого отдельного человека от помогающего потребуется индивидуальный инструмент, сомневаться не приходится. Но в целом это конечно от глубины слоя зависит. Где-то и лопата инструмент.
Что скажете, специалисты?

Игра в равноправие с ребёнком, или как делить ответственность

Иногда лучшие педагогические идеи служат избеганию.
«- Мы уважаем своего ребёнка, но почему он становится невыносимым? Откуда эти истерики, ведь ему и так всё можно?..»
Оттуда. Истерика и есть сигнал, что справляться самостоятельно с внутренним напряжением у системы нет ресурса. Её границы размыты и неопределённы. Можно всё, при этом неизвестны возможности и многие составляющие среды.
Память моя хранит просветляющий опыт, усвоенный в общении с трёхлетним мальчишкой, который не мог самостоятельно включить торможение. На вопрос, как его остановить, выдал: «меня надо наругать, отшлёпать и поставить в угол». Это не была шутка, скорее неловкая попытка просить о помощи. Именно так поступали обычно его родители, и это приносило ему успокоение. Эмоциональный выход через крутой вираж – поплакал и снова всё ровненько. Этот случай заставил тогда меня взглянуть на ограничения как на поддержку.
Замечательно уважать личность ребёнка и предоставлять ему право решать. Только помня, что в фокус нужно добавить возрастные возможности решальщика. И собственное (часто неосознаваемое) желание снизить ответственность за происходящее.
К примеру: «Наша детка ничего кроме чипсов и шоколадок не ест» И в магазин, видимо, детка сама у вас ходит, и меню домашнее составляет?
Хорошо, выбор – кашу есть на завтрак или йогурт – вполне по силам трёхлетке, а устанавливать режим дня, подбирать набор из чего ребёнку делать свой выбор – всё же задача родителей. Конечно с учётом деткиных особенностей, да, но не сам же он в свои три года их учтёт!
Ребёнку не охватить, не взять под контроль собственные чувства. Вот он не выспался, устал, голоден. Чувства противоречивы и неподъёмны для находящейся в развитии системы. Не принять правильного решения и не вынести последствия неправильного. И даже в 14 еще есть для человека невозможное. То, что должны нести на себе взрослые.
Конечно, «все мы люди», и неосознанно стремимся к психологическому комфорту. Возможность разделить неудобство ответственности за происходящее с ребёнком, под видом уважения к его выбору – явление нередкое.
Будем честными, если ты капитан корабля, то именно ты и принимаешь решение. И тебе придётся иногда быть «мама сказала». Но как капитан – ты можешь это вынести, в этом смысл ответственности.
Есть у меня фраза для обозначения порядка в системе детской группы «Тут командир Я». Очень облегчает понимание иерархии)) Командовать не стыдно – это ответственно.
Дитя хочет чувствовать, что оно в надёжных руках. Что можно опираться на взрослого, до тех пор, пока выращивается собственная устойчивость. Потому -командуйте парадом, больше некому!

Психолог на работе должен быть бесполым?

Когда-то я думала, что психолог на работе должен быть бесполым. Не женщина я, я – профессионал. Понадобилось время, чтоб просветлело: кого я обманываю? Можно ли помогать восстанавливаться другому, отказавшись от части себя? Пола, возраста, опыта, ощущений, взглядов, мировоззрения? Разве что находясь в скафандре иллюзии «я нейтральна» можно верить в подобное.

«Я робот-психолог, подходите на осчастливливание!»
А если нейтральность иллюзия, значит, я выбираю те направления, которые выбирают меня. Я использую методы, которые захватили меня. Работаю с клиентами, которые нашли меня.
Мне остаётся только быть мною.