Цитаты

“Любовь, которая удается…начинается с отношений между мужчиной и женщиной. Все остальные отношения позже вырастают из этой любви. Они являются основой всех межличностных взаимоотношений, и нас непреодолимо тянет к ним. … В них мы растем. Тот, кто решился пойти на эту любовь, через какое-то время выходит за ее пределы…эта любовь приносит детей. .. эта любовь идет дальше и становится любовью родителей к детям. Любовь, которую познают дети, возвращается обратно и течет к родителям. Так растут дети, до тех пор, пока они сами не начнут искать мужчину или женщину, и тогда поток жизни продолжает свой путь и течет через них дальше.”(Хеллингер.«Счастье, которое остается».Гл.Любовь, которая продолжается.)

Уважая ребёнка

Интересно как — люди придумывают слова, вмещая в них смыслы, а после слово приживается, а смыслы теряются, замыливаются и, порой, слово из одного значения перетекает в противоположное. Так вышло со словом «уважение».
Однажды кто-то сказал, что мнение ребёнка нужно уважать. Вроде бы правильно сказал, все согласились.
И начали «уважать» вместо того, чтобы показывать границы. «Уважать» вместо того, чтобы обучать и давать представления о мире и жизни в социуме. «Уважать», где нужно делегировать ответственность.
 
Я знаю родителей, которые «уважая» своих детей способствовали их жесточайшим кризисам от столкновения с реальностью в процессе взросления. Потому что мир за пределами семьи отказывался уважать эгоцентричное искаженное представление о собственной значимости их персоны для мира.
Знаю матерей, которые «уважая» мнение своих детей «не выходили замуж, отказывались от интересных проектов и своих желаний». (Пишу в кавычках, потому что это всё так неправдоподобно выглядит – но так декларируется.)
 
Знаю маму, которая выбрала «уважать» и содержать своего сына 38-ми лет от роду — нигде продолжительно не работающего, ни в одних отношениях не задерживающегося, но при этом «очень умного и уже много лет вынашивающего идею написания своего философского трактата». (Ну, вы понимаете.)
У меня перед глазами масса примеров, где желание уважать детей приводит взрослых в педагогические тупики.
 
Вот ребёнок не хочет учиться — надо ли уважать его мнение и не заставлять? (А «заставлять» это слово, описывающее то, что сразу же начинается там, где заканчивается уважение.)
Вот дитя, столкнувшись с трудностями, и не желает продолжить начатое дело — надо ли уважать его желание или стоит принуждать? (Вы помните, да? — принуждать и заставлять — это будто бы единственный выбор, что лежит за пределами уважения.)
Знаете, я предлагаю прекратить уважать детей, если «уважать» обозначает — почитать, превозносить, придавать абсолютную значимость;
если уважать мнение ребёнка значит — убегать от принятия взрослых решений;
если это значит перекладывать ответственность на детей;
если за такое уважение можно спрятаться от собственного страха жить;
если уважать означает — признавать центром Вселенной и взращивать иллюзии.
А предлагаю посмотреть в корень слова «уважение», который состоит из «увага», «вага» — внимание и вес, весомость.
Так вот, ребёнку, его мнению — нужно давать ВНИМАНИЕ. Видеть его. Может кто-то удивится, но иногда этого достаточно.
 
А общий пирог уважения нужно делить на всех — с учётом весомости.
Уважая мнения ребёнка о себе и мире — стоит уважать границы других людей. Уважая сегодняшние деткины желания — уважать общечеловеческие ценности и деткины же будущие возможности. Удерживая в фокусе своего внимания желания и мнения ребёнка, предлагаю так же не упускать свои желания и мнения.
 
Вес, значимость вашего родительского мнения, основанного на большем знании о жизни, местами гораздо важнее, весомее сиюминутного детского.
 
Выравнивая себя с деткой с помощью стульчика, на который мы их ставим, чтоб они могли побыть одного роста со взрослыми, не забудьте о стульчике. И ребёнку не дайте забыть.
Не подводите детей — не придавайте гиперзначимость мелким импульсам. Ведь их могучесть во взрослом состоянии зависит от верности представлений о себе и мире.
«Я внимаю твоим чувствам, слышу твоё мнение, вижу тебя — но поступаю исходя из своего жизненного опыта, родительской ответственности и видения всего того, что тебе пока не видно» — так будет разумнее.

 

 

 

“Ребёнок-мама-папа”

Мне кажется, в нашей культуре еще только намечается здоровое отношение в структуре “ребёнок-мама-папа”. Первые моменты ясности. Поэтому так тяжко искать правильное. Нет моделей. Мне импонирует восточная. В разумных пределах. Когда мать не позволяет себе критиковать отца, а отец – мать.

Ребёнку необходимо усвоить, что родителей двое. И отношения с ними отдельные. “У тебя свои отношения с папой. Но если ты расстроен, ты знаешь где меня найти”.
Не вмешиваться, но быть открытой к помощи по проживанию.
Не “склеиваться” с партнёром, не пытаться выполнить ЗА ребёнка его работу.

Придуманное величие предков

Дети склонны обманываться по части величия своих родителей или пра-родителей. И ладно бы врать другим… куда как желаннее обмануть себя.

«Мой папа – главный космонавт!»
«Моя мама – самая добрая!»

«Мой папа – почти властелин Вселенной…
Ну, уж по благородству – точно… Правда он был алкоголиком… Но зато он много читал, и был натурой остро чувствующей…»

Как же тяжело рушится защищающее величие!

Так ведь бывает с каждым маленьким, недостаточно смелым, чтобы выйти в мир только собою.

Взрослые дети держатся за веру в сокровенность знаний их предков. Потому что, если сокровище в роду уже есть, его не придётся добывать заново.

Развиваясь, мы потихоньку «сдаём» своих.
Признавая, что придуманные бриллианты на их портретах были фальшивыми… Или, что в общем-то для нас одно и тоже – давно просроченными…

И только потом, искренне опустошенными, отправляемся на поиски сокровищ своих.
Настоящих и своевременных.
Для нас.

Ресурс для самостоятельного родительства

Чтобы жить и воспитывать детей не так как наши родители, нужен ресурс. Чтоб быть как мама-папа – дополнительный ресурс не нужен.
Мамы-папы с их моделями, способными включаться автоматически, в нас прошиты.
А чтоб иначе, чтобы против течения – нужна энергия.
Именно поэтому, когда мы ослаблены и утомлены родительские патерны прорываются сквозь нас, как бы без нашего ведома.
Потому что они в основе, в фундаменте.
А чтобы совсем не опираться на мамины убеждения –
даже от противного – сил нужно больше.
Для осознанности и отсоединения.
Чтоб выйти из колеи и проложить свою трассу – а не просто «не так как ты».

Мама-психолог

«Везёт тебе – родители психологи (врачи)!»

Мама-врач и мама-психолог для своих детей не врач и не психолог.
Это мама. Преодолеть зависимость (привет, сепарация!) от которой гораздо сложнее.
Ведь её человеческие качества слиты с профессиональными компетенциями и выглядят еще грандиознее.
Привычка получать завуалированную помощь так же играет против ребёнка.
До 9 лет лечить своих детей оправданно. Чтобы быть адекватным родителем дальше – нужна высокая степень осознанности в отношениях с детьми.

Из этой же серии: муж/жена-начальник – не начальник, братья-партнёры по бизнесу – не партнёры, а братья.
Но вариации возможны. Вопрос цены выбора.

История об унаследованном чувстве

Любое очень сильное иррациональное чувство с высокой степенью вероятности может быть полученным в наследство, и прихваченным нами во взрослость из детства.
Вчера вечером я была захвачена сильнейшим переживанием, которое спровоцировал факт размещения нескольких моих текстов в журнале без моего ведома. Люди использовали мои заметки – да, с сохранением авторства, но без договоренности и, соответственно, без компенсации – ведь само издание платное.
Любое внешнее событие может опознаваться психикой как рядовое посильное – то, что можно пережить – или как нечто очень масштабное, выбивающее из колеи. Поделившись с вами вчера самим фактом использования контента, я не ожидала, что из глубины моего бессознательного поднимется такая волна переживаний. Какая-то часть меня буквально рассыпалась на части. Я осознавала себя в растерянности и была удивлена «неадекватностью» глубины собственных чувств.

Так что же произошло в моей персональной реальности, после встречи с фактом нарушения авторства? Почему реакция была настолько сильной, что я (взрослая, и в целом независимая от этих недополученных денег, женщина) вдруг ощутила бессилие?
Вот тут и начинается детская история. Место, на оси времени, где я впервые встретилась с ситуацией пренебрежения к авторству – это не вчера.
В советское время мой отец работал ИТР на шахте. Был человеком творческого склада ума и всё время что-то изобретал и рационализировал. Но, как известно, с собственностью и патентами в те «весёлые» времена было невесело. Даже если авторство было подтверждено за реальным автором (а не «группой высокопоставленных товарищей»), рассчитывать он мог лишь на копеечную прибавку и моральное удовольствие в виде грамоты. Независимо от того, какую экономию отрасли несло его изобретение.
«Если бы мы жили в другой стране, – с печалью говорил отец, – возможно вы, мои дети, были бы сейчас очень обеспеченными. Но не здесь.» В этих словах были боль и разочарование. Но была в них еще (вот оно) и беспомощность человека-творца против системы-молоха. Бессмысленная бесполезность в попытке создать лучшее для своих детей – перед ликом фигуры «ОбщественнаяСобственность».
Вот тот образ, который вырубил мой привычный равновесный настрой. Маленькое неприятное событие, вытащило на поверхность дремавший детский страх – папа, такой большой и сильный… Творец, чей разум и руки умеют создавать новое – бессилен против этой тёмной силы. Что же тогда могу я?

Здесь мне хочется еще раз сказать слова благодарности всем, кто проявил желание поддержать мой пост – лайком или комментарием. В том состоянии, куда я попала, ваша позиция была внешним маяком, задающим ориентиры.
Так же, как важна в работе с пережившим насилие фраза «с тобой так нельзя», ваша реакция помогала мне удержаться на плаву, не погружаясь еще глубже под давящую толщу плохо осознаваемых чувств.
Я выплываю. Точнее, могу сказать, что уже практически справилась. Я чувствую это по лёгкому чувству благодарности обстоятельствам, всколыхнувшим спящее чудовище.

У человека можно отобрать многое. Но он останется верен себе, если откажется принимать это за норму.
– Папа, ты не смог, как хотел когда-то, сделать меня обеспеченной материальными благами. А кто смог бы, под пристальным взглядом Молоха, отказавшись служить его ценностям? Но ты передал мне бесценное – способность к творчеству.
А теперь у меня еще есть способность признать «Это Моё по Праву». И я чувствую себя сильнее.
________
Не знаю чем закончится эта история во внешнем мире, а внутри у меня уже хорошо. И есть силы не ставить в этом месте точку

О глупых впередиидущих

Эволюция человеческого мышления так-таки идёт вперёд. (Даже если временами обрушивая усилия одного-двух поколений неверными выборами.)
И то, что сначала выглядит как передовая мысль и свежая идея, спустя время – просто данность.
Когда мне в комментах под заметками пишут о моих выводах «как глубоко, как мудро» – мне становится неловко. Я ж вроде очевидность выразила, а через несколько лет это вообще банальностью будет. И может даже вообще не следовало этого писать. Ну, чтоб для потомков глупо не выглядеть.

А потом поняла, что если мы не будем этого делать – писать свои глупо-мудрости, постигая проживаемое – то кто тогда сможет посмотреть снисходительно нам вслед?
Не будет этих умников. Точнее, сами-то они конечно будут, родятся. Но эти – предыдущие задачи поиска – достанутся им.

И получается, что наши (мои когда-то) претензии к предкам, что жить надо было «неТак» – это амбиции яблока по отношению к ветке, чьим продолжением оно является.

Чтоб прийти к выводу так или неТак, надо чтоб кто-то вначале совершил свои выборы. Лучше много.
И тогда, как на плане движущейся к завершению игры в морской бой, будет видно, куда стрелять больше точно не надо.

Из историй про пищевое поведение

– Почему-то я не могу есть одна. И вообще от еды радости нет… Разве что когда кормлю кого-то: детей, мужа. Когда их нет, себе даже готовить не стану… перебьюсь чайком.
Еще бы ты могла, милая… Имея в семейной истории минимум два поколения женщин, не сохранивших в голодные времена детей.
“Съесть самой, насладиться этим кусочком – или передать дальше… Не сладко самой, нет, не сладко. Пусть они едят. Я посмотрю.”
*Это прошло.
Как же долго мы освобождаемся от боли прошлого.

Эстафета от предыдущего поколения

Каждое последующее поколение принимает жизнь от предыдущего. В том виде, в каком её донесли до него.

Это вызов.
Прими и сделай с этим что-либо. Либо согласись, что предшественники обошлись с имеющимся лучше тебя.

«Маме виднее» – и я следую за мамой…
«Мама, ты сделала неправильно» – и я не начинаю свою часть работы, а требую исправить, доделать…в
«Мама, спасибо, что донесла» – я сделаю с этим что смогу и передам дальше…